Сжатая хроника трагических событий в 2006 году

Сжатая хроника трагических событий, трагедий, несчастных случаев, аварийных ситуаций и поисково-спасательных работ в спортивном туризме и наиболее близких к нему горных и водных видах спорта в 2006 году

 
Говор В.В., г. Новосибирск, ЗМС, вице-президент ТССР,

инструктор международного класса, доцент НСУ

 

1. Организация ПСР на месте схода лавины в Прибайкалье силами Байкальского поисково-спасательного отряда или «Французы ищут погибшего в горах Прибайкалья соотечественника» Трагедия произошла 8 марта 2006 года в «Хели-ски» туре, организованном иркутской турфирмой, на границе Иркутской области и Республики Бурятия. В группе туристов, доставленных вертолётом на хребет Хамар-Дабан, был 21 человек: 6 граждан Швейцарии, 10 – Франции, 3 – Германии и 2 сопровождавший их россиян. Спускаясь на сноубордах и горных лыжах, группа сорвала лавину. В результате под снежным завалом оказалось 6 человек. Четверых удалось откопать почти сразу, но двое туристов из Франции, Кристоф Сервин (Sevrvignat Christope) 1968 года рождения и Франсуа Шарю (Charut Jean-Francoias) 1950 года рождения, погибли. Тело Кристофа Сервина было найдено и доставлено в г. Иркутск спустя 3 дня после трагедии, 11 марта. Тело Франсуа Шарю не было обнаружено и остается на месте гибели, так как его поиски были прерваны из-за угрозы схода лавин. 25 мая БПСО возобновил поиски тела. Силами 9 спасателей, доставленных к месту схода лавины вертолётом Ми-8. Ими в лавинном конусе были найдены лыжа и палка погибшего. Тело француза глубоко под снегом найти не удалось. Ждать пока растает снег нельзя, так как тело может стать добычей диких животных и птиц. Спасатели договорились с французскими специалистами, что те привезут прибор, позволяющий вести поиск по светоотражающим вставкам в одежде туриста. Этот прибор ещё способен устанавливать связь с выключенными мобильными телефонами и лавинными датчиками. Проводилась еще одна безрезультатная попытка поиска, и только с помощью прибора французам совместно с российскими спасателями удалось обнаружить тело погибшего в лавине глубоко под снегом. Тело француза было откопано и вывезено на родину для захоронения.

 

Это не первый случай гибели горнолыжников и сноубордистов в этом районе. В 2005 году в районе вершины Мамай замёрзла, спустившаяся не в ту сторону, сноубордистка (см. сборник 2006 года).

 

Так же это не первый случай использования этого импортного прибора для обнаружения человека, попавшего в лавину по светоотражающим полосам, пришитым на одежду горнолыжников и туристов в России. Поэтому российским производителям спортивного снаряжения пора заинтересоваться этим, а МЧС России обеспечить все АСФ, дислоцирующихся в лавиноопасных районах России такими приборами, и в первую очередь, в горнолыжных районах и районах, посещаемых спортивными лыжными группами: Кольский полуостров, Кавказ, Приполярный Урал, Горный Алтай, Горная Шория, Саяны, Прибайкалье, Тува, Камчатка и Сахалин. Эффективность работы этот прибор доказал при поиске группы сноубордистов, погибших зимой 2005 года в лавине на Кавказе. Другой новый способ поиска людей в лавинах и организации ПСР на лавинном конусе на принципиально новом уровне даёт постоянно расширяющаяся в регионах страны сеть мобильной сотовой связи и быстро расширяющаяся доступность спутниковой связи и ДжиПиЭс. На фоне лавинообразного применения туристами современных технологий связи нелепо звучат постоянные стенания МЧС России о необходимости всеобщей регистрации и постановки на учёт всех и вся. Например, ГО ЧС Иркутской области рапортуют о том, что им удалось заставить регистрироваться сноубордистов. А зачем? Зачем грузится не свойственными структуре МЧС проблемами. Регистрация еще подразумевает и последующее сообщение об том, что маршрут закончен, а этого сноубордисты делать не будут, вернее об этом будут забывать. АСФ надо быть всегда в постоянной готовности, в своём районе, не зависимо от места и времени любого происшествия. Работать быстро, профессионально, без шумихи и любимого «чёрного пиара». Такая у Вас работа, господа спасатели в военной форме, а если не способны, то уходите. Придут другие, гражданские, более технически оснащенные. Они не будут выставлять пострадавших, как ничего не умеющих малых детей. Иначе всё будет происходить по-прежнему: в ночь с 13 на 14 февраля 2005 г. в Нахарском ущелье, в районе вершины Большой Нахар, в Карачаево-Черкесии снежная лавина сошла на лагерь альпинистов, где находились восемь участников восхождения на вершину Нахар. Тела четверых из них спасатели не смогли найти из-за сложных погодных условий. И только 30 мая 2005 года, они были найдены недалеко от лагеря. Среди них заместитель начальника Южного регионального поисково-спасательного отряда Константин Дорро. Комментарии, как говорится, излишни.

 

2. В конце марта 2006 года группа туристов из 9 человек, путешествовавшая по Камчатке на снегоходах попала в обширную лавину.

 

3. В середине марта 2006 года на склонах самой высокой вершины мира, всего за несколько дней, погибло 3 альпиниста. И среди них при спуске с Эвереста погиб 54-летний горный турист Игорь Плюшкин, он находился в составе Российской гималайской экспедиции программы турфирмы «Альпиндустрия» – «Семь вершин». 21 мая 2006 года, команда из 16 человек достигла вершины Эвереста и начала спуск. Неожиданно Игорь Плюшкин из Краснодара почувствовал себя плохо, но ни уколы, ни устройство для подачи кислорода не помогли ему. Тело оставили на Эвересте, так как перенести с высоты почти 8 тысяч метров не было возможности. Гиды сфотографировали его, закрыли спальными мешками и укрыли камнями. Еще два альпиниста погибли в это время на склонах Эвереста. Швед Томас Олссон упал со скалы на высоте 8500 м. Он намеревался первым в мире спуститься на лыжах по северному склону Эвереста и бразилец Виктор Негрети, вероятнее всего, от недостатка кислорода.

 

Игорь Плюшкин – сокращенная информация из высотного списка, составленного Игорем для включения в состав команды приключений Альпиндустрии: мой год рождения 1952, живу в Краснодаре, высотный опыт: Эльбрус зимой 1983 г.; пик К. Маркса (Ю.-З. Памир) 6723 м, уч., 1985 г. пик Ленина с востока, через пер. Крыленко (подъём на перевал с юга), рук., 1989 г.; пик Е. Корженевской, рук., 1990 г.; пик Коммунизма, рук., 1990 г.; пик Хан-Тенгри с сев. через пик Чапаева, рук., 1991 г.; пик Победа, рук., 1992 г. («Снежный барс» – диплом № 472); Ключевская сопка (Камчатка) 4750 м 1993 г.; пик Ленина с запада, через в. Раздельная, рук., 2003г. (плюс Эльбрус зимой); пик Музтаг-Ата (Китай) 7546 м, рук., 2004 г. (плюс Эльбрус зимой и весной); Эльбрус летом 2005 г. С 1989 по 1992 гг. на вершины ходил как рук. сборной РВСН по горному туризму, заявлялись на Первенство Министерства Обороны, занимали призовые места. При этом вершины в зачёт не шли: только спортивные перевалы, а вершины разрешалось включать в нитку маршрута. На вершины ходили в конце длительного спортивного горного похода (обычно более 20 суток), с постепенно возрастающей сложностью и высотами перевалов (для слаженности и акклиматизации группы), проблемы акклиматизации на семитысячниках не существовало. Перед выходом наверх у нас «за плечами» была идеальная высотная пила акклиматизации. На в. Музтаг выезжали втроём (планировалось четверо). Но после первого же акклиматизационного выхода на 5150 (и заброски продуктов), двое участников заболели по разным причинам и уехали. И пришлось со снаряжением, которое рассчитывали на троих, идти наверх одному. Из-за этого отказался от дальнейших акклиматизационных выходов и пошёл наверх до вершины. «Соло» это не назовёшь, т.к. место не самое безлюдное. Но всё-таки в одиночку никто не тащил всё на себе в это время. Физически было тяжело (ведь палатка была «трёхместная»), а вот высота далась неплохо (я имею в виду самочувствие).

 

Хроника событий экспедиции. Смерть второго участника и уникальные спасательно-транспортировочные работы. C 21 по 25 мая на Эвересте стояла хорошая, безветренная погода. 25 мая в 12 часов ночи из лагеря 8300 м на восхождение вышла команда в составе Линкольн Холл (Австралия), Томас Вебер (Германия) и гид Харри Кикстра (Голландия) в сопровождении 5 высотных носильщиков шерпов. Они несли большое количество кислорода. В 9:00 Линкольн Холл в сопровождении трех шерпов поднялся на вершину и радостно сообщил об этом по рации. Через 15 минут гид Харри Кикстра сообщил, что Томас Вебер, альпинист с ослабленным зрением, полностью потерял зрение и в таком состоянии траверс с ним по скалам к вершине на высоте 8800 метров невозможен, поэтому Томас, Харри и два шерпа начали спуск в 9:30, не дойдя до вершины всего 50 метров по высоте.

 

В 10:00 Линкольн Холл на высоте 8800 метров начал очень плохо двигаться вниз, координация потеряна. В 10:30 Линкольн лег на снег и не мог спускаться самостоятельно. Шерпы начали транспортировочные работы. В 11:30 из лагеря с кислородом, с расходом 4 литра в минуту вышли два шерпа на помощь восходителям. Они несли дополнительный кислород, питье и т.д.

 

Вторая смерть в составе экспедиции. В 12:20 гид Харри Кикстра передал, что на высоте 8700 метров. У Томаса Вебера – случился коллапс, Томас сказал только: «Я умер» и потерял сознание. В 12:40 была зафиксирована смерть. Харри сфотографировал погибшего и отправил одного из шерпов наверх на помощь транспортировке Линкольна. Сам с шерпом отправился вниз.

 

Уникальные спасательные работы на предельных высотах. Вверху с 9:30 до 19:20, в течение 9 часов, велись работы по спуску Линкольна Холла, в которых принимали участие 4 шерпа. Им удалось переместить его за 9 часов на 300 – 400 метров по гребню и спустить на высоту 8700 метров. В течение спуска Линкольн два раза разговаривал по рации с друзьями. Разговор был путанным, наблюдалась потеря ориентации во времени и пространстве. После 17 часов Линкольн перестал отвечать на вопросы. Движения приобрели хаотичный характер. Шерпы продолжали попытки переместить его по гребню. В 19:20 шерпами была зафиксирована смерть на основании того, что с 17:00 до 19:20 он не подавал никаких признаков жизни. Комментарий: «Уникальный случай, во-первых, показывает, насколько были измотаны шерпы в этот момент и, во-вторых, как осторожно надо относиться к принятию таких решений».

 

Шерпы прекратили транспортировочные работы, оставили тело и сами начали спуск. В 21:30 они спустились с гребня в лагерь 8300 м, ужасно устали. Гид Харри Кикстра в это время находится в лагере 7000 м на Северном Седле.

 

Утром 26 мая в 7 часов утра, от Дэна Мазура (Польша), который совершал восхождение на Эверест с группой клиентов, поступило сообщение, о том, что он находится около Линкольна Холла и тот неподвижен, но подает слабые признаки жизни (провёл ночь на высоте 8700 метров). Незамедлительно тринадцати шерпам, ночевавшим на Северном Седле (7000 метров), была поставлена задача, выйти с использованием кислорода для проведения спасательных работ на высоту 8700 метров. Такая же задача была поставлена пяти шерпам, ночевавшим на высоте 8300 метров. Однако из пяти двое потеряли зрение, и сами нуждались в помощи. К 11 часам утра трое шерпов с чаем, кислородом и медикаментами поднялись к месту нахождения Линкольна. После обильного питья и приёма медикаментов, он начал разговаривать, хотя речь его была несвязанной, и передвигаться самостоятельно он не мог. Не дожидаясь прихода основной группы, трое шерпов начали передвигать Линкольна по гребню. Им удалось переместить его на 50 метров по трудному скальному участку до прихода второй группы в количестве восьми шерпов со всем необходимым. В 16:45 по связи группа спасателей сообщила, что начали спуск пострадавшего по скальному поясу в лагерь 8300. В 18 часов связь была уже из лагеря 8300. Сюда из лагеря подошел сирдар экспедиции Мингма Гелу, он принёс пластмассовую акью, которую предоставил для спасательных работ Джеми Мак Гиннесс («Everest Peace Project»). Пострадавшего поят чаем и готовят к спуску по следующему скальному гребню. С высоты 7500 метров, спуск пройдет по снежному гребню, и шерпы надеются к ночи спустить Линкольна в лагерь на Северном Седле. Там на высоте 7000 метров в большой палатке-столовой врач экспедиции Андрей Селиванов развернул походный госпиталь и ждёт спуска пострадавшего. Здесь стоят несколько столов и стульев, есть электрический свет от солнечных батарей. Впервые в практике мировых экспедиций на такой высоте созданы такие комфортные условия. Транспортировочными работами занимаются 13 шерпов под руководством Мингмы. Они надеются по достижении Седла немного отдохнуть и поспать пару часов. На это время они собираются передать Линкольна в распоряжение врача, который будет готовить его к спуску по снежно-ледовой стене вниз с Северного Седла. Спуск до 6400 м предполагается начать с рассветом 27-го мая. Там, в передовом базовом лагере для дальнейшей транспортировки готовится другая команда шерпов, которую предоставил Расселл Брайс, глава неофициального сообщества гидов севера Эвереста.

 

27 мая в 12:30 с Северного Седла спустилась спасательная команда из 10 шерпов и доктора Андрея Селиванова. Они доставили Линкольна Холла, который уже спустился в лагерь своими ногами. В течение предыдущей ночи Линкольн спал на Северном Седле с кислородом. По прибытии в лагерь пострадавшему оказали очередную медицинскую помощь. Отёк мозга практически прошёл, вернулось нормальное сознание. Линкольн поговорил с женой Барбарой по телефону. Сообщил ей, что у него имеются обморожения первых фаланг пальцев рук. Барбара ему ответила, что будет любить его, даже если он потеряет несколько фаланг пальцев. Через два дня Линкольн планирует спуск в Базовый Лагерь, отъезд в Катманду и на родину. Огромное спасибо шерпам команды «7 Summits Club» и доктору Андрею Селиванову которые, рискуя жизнью и здоровьем, провели уникальные спасательные работы на Эвересте. За последние несколько лет еще ни одной команде не удавалось спустить обездвиженное тело с высоты 8800 м!

 

Мнение о происшедшем руководителя экспедиции Александра Абрамова: В сезоне 2006 года на Эвересте погибло рекордное количество альпинистов порядка – 15 человек. Как ни странно, причиной этого стала исключительно хорошая, безветренная погода, неестественная для Эвереста, которая стояла с 10 по 25 мая. Эта погода позволила достичь вершины большому количеству альпинистов, которые в более жёстких условиях, вероятно, прекратили бы восхождение на более низких высотах. Вершина стала ловушкой для восходителей со скрытыми проблемами здоровья.

 

Можно было бы оставить эти события без комментариев – все-таки смежный вид спорта, однако в последние годы альпинизм и горный туризм настолько сблизились, что произошло перемешивание участников. В данном случае Игорь Плюшкин и еще ряд людей называемых альпинистами «клиентами», среди них есть известные в наших кругах люди, например Фёдор Конюхов, да и лицензия у «Альпиндустрии» от «Ростуризма».

 

Из статьи видно, что в таких ситуациях можно рассчитывать только на собственные силы, впрочем, как и в любом автономном и не только автономном мероприятии. Что сложно констатировать смерть на таких высотах и что человек, потерявший подвижность и сознание, может провести ночь, целую ночь один, без помощи и заботы, без кислорода и обогревающих устройств, без подготовленного для живого укрытия, при этом отморозив только фаланги пальцев. Что все-таки можно спустить с такой высоты обездвиженного человека силами до 13 человек и что по мере спуска и оказания профессиональной медицинской помощи его можно перемещать на ногах и в результате спасти. Конечно, этот австралийский альпинист обладает невероятной живучестью, возможно, где-то ему повезло, но слабые-то на Эверест не ходят.

 

4. Трагедия на траверсе гребня «Курумду – Актру в мае 2006 года. 5 мая 2006 года при прохождении траверсного маршрута 4Б категории трудности Курумду – Актру в Горном Алтае, Северо-Чуйский хребет, результате обвала снежного карниза и последующего схода снега погибли три сибирских альпиниста из 4. В траверсе участвовали: Егор Ник, Дмитрий Подкаминер, (г. Новосибирск) и супруги Наталья и Михаил Налетовы из г. Омска. В живых остался Егор Ник. На заявленный альпинистский маршрут была выпущена только новосибирская связка Ник – Подкаминер. Игорь Зданович, старший тренер сбора федерации альпинизма Омской области и СК «Вертикаль», проводимого в это время в «Актру» рассказал, что группа поднимались по гребню в направлении вершины Курумду (3650 м) с северо-востока. Гребень для подъёма простой, с плавным набором высоты (спасатели прошли его до места событий в кошках и связках). После вершины Курумду команда Подкаминер – Налетов планировала пройти гребнем до вершины Актру (4040 м) и затем по гребню выйти на вершину Куркурек (3982 м). (Гребень Актру – Куркурек – 4А альпинистская, гребень Курумду – Куркурек – 4Б). На подходе к вершине Курумду они встретили огромный и длинный наддув, который стали обходить не по верху, а под наддувом (к стати тоже вариант прохождения, а почему бы и нет, тем более при сильном ветре), т.е. по засыпанным снегом скалам снизу, с последующим прорубанием надува и выходом на гребень. Надо обратить внимание, что группа шла по гребню и действия с надувом, это их маневр работы на гребне, а не подъём снизу, из долины, вертикально вверх по направлению к гребню, как прозвучало в средствах массовой информации. Этот надув весной может быть снизу укреплён сосульками, которые являются в некоторой степени опорой наддува. Впереди у них был такой же не тронутый наддув, и можно было предположить, что такое и было с этим. Сосульки, скорее всего, посшибали участники группы во время прохождения и тем самым ослабили опору. До наддува и после него вполне можно было организовать перильную страховку. Всем отцепиться от верёвки и встать на индивидуальную самостраховку в ожидании, когда первый пробьёт выход на верх, а затем по перилам выходить на гребень. Егор Ник вышел наверх в месте, где наддув уже истончался и здесь можно легко пробить нависающий снег. В наддуве ничего пропиливать или пробивать с большим усилием, видимо не потребовалось. Самая основная ошибка Ника, что он, выйдя наверх, не закрепил верёвку. Он даже не отошел от места выхода, а если и отошел, то на незначительное расстояние это его вторая ошибка. Дальше был выход наверх Подкаминера и в момент его вылезания или пролезания внутри, или уже вылезания на поверхность карниза, обрушился его тот участок, на котором находился Дмитрий, наддув не выдержал. Да и держать было видимо нечему, т.к. это место было выбрано для выхода на поверхность как самое тонкое. Дальше последовала цепная реакция обрушения всего наддува. И здесь сработал третий капкан: масса движущегося снега – фирна захватила не только людей, но и верёвку, к которой были пристегнуты все четверо. Верёвка стала работать как парус. Бороться с такой массой снега, собранной на расстоянии ~25 метров Михаил – Наталья и Дмитрий были не в состоянии, так как были «ни к какому месту не пристрахованными...» и все находились на склоне. Если бы наддув обрушился на каждого по отдельности, ущерба большого не было. Все травмы, вероятно, были получены уже потом, при «проезде» по камням. Если бы верёвка была закреплена хотя бы всего в одном месте, со стороны первого или со стороны последнего участника, а закрепить верёвку должен был в первую очередь Егор Ник, как первый вышедший на гребень и принимающий остальных – последствия в этом случае были бы не такие плачевные. Могло быть всё, что угодно, но их бы уже не утащило вниз со снегом. Даже в голове не укладывается, как можно разрешить движение следующему участнику, не организовав страховку (станцию). Слова: «Страховка готова!!!» уже в подсознании должны подразумевать готовность страховки к приёму группы. Игорь Зданович спрашивал у Егора Ника, почему он не организовал страховку, но вразумительного ответа не получил. Ответ был, типа: «А за что там было крепить?». По оценке Игоря, страховка могла быть организована элементарно. Нужно было спуститься с наддува на противоположную сторону (от участников), она же противоположная сторона наддува и попытаться закрепить верёвку, либо пройти дальше по гребню и опять же закрепить верёвку, но ни в коем случае не начинать движение второго без закрепления верёвки первым. Егора Ника, который должен был оказаться якорем всей связки «четвёрки», после обвала наддува, просто утащило за всеми тремя, находившимися на другой стороне склона. Наддувом группу сбросило на некрутой скальный склон, градусов 35, протащило по нему, т.к. они были связаны все одной верёвкой, то естественно никто не мог оказать сопротивления, достаточного для удержания связки, далее они упали на снежный склон, вызвав лавину. В каком состоянии съезжали по склону Дмитрий с Натальей, возможно, были заваленные снегом и были не в состоянии «зарубаться» ледорубами, но Михаил точно боролся до конца. У него в руках были найдены два ледовых молотка типа «Гривель», которыми он пытался зацепиться. Такой вывод сделали спасатели по количеству ран на голове полученных острым предметом. Видимо Михаил «зарубал» молотки, инструменты выскакивали и летели ему в голову. В месте остановки падения Михаила было очень много крови, и вся каска была ей полна. Лавина не погребла группу, они «ехали» на ней сверху. Осмотр места выката показал, что все вещи и тела и даже связочная верёвка лежали на поверхности. То, что Дмитрий и Наталья были прикопаны на глубину не более чем на полметра, говорит о том, что они находились в верхней части лавины, а Егора Ника просто тащила по склону за товарищами верёвка. При осмотре места происшествия было найдено большое количество снаряжения, позволявшего пройти задуманное безаварийно. В рюкзаке у Налетова (или у Натальи) была вторая «пятидесятка». Они могли разделиться хотя бы на две связки и пройти наддув поочерёдно. Причинами аварии стали следующие действия:

 

а). Все участники группы были связаны одной верёвкой, а рухнувший надув и лавина «месили» троих, находившихся под наддувом, (четвёртый, пролетев весь склон за ними и за движущимся снегом, получил не значительные повреждения и остался жив;

 

б). Ни один конец верёвки у связки из четырех человек не был закреплен. В момент срыва участников, первый участник не прыгнул на противоположную сторону ребра, хотя запас верёвки у него был (и время соответственно было).

 

в). Еще есть ряд организационных действий: Наталья и Михаил знали, что в районе Актру работает сбор федерации альпинизма Омской области и СК «Вертикаль», спасательный отряд которого усилен спортсменами альпинистами Омской областной ПСС, т.к. они заезжали в район Актру вместе с участниками сборов. Но Наталья и Михаил сразу ушли в лагерь Новосибирцев и, выйдя на маршрут, на который была выпущена только двойка новосибирцев, не поставили в известность старшего тренера Омских сборов Здановича И.А. Потому, что точно знали, что их выход был бы запрещён в связи с несоответствием их уровня альпинистской подготовки уровню сложности маршрута. Практически не была организована связь с Новосибирскими сборами (несколько сеансов радиосвязи были пропущены). Условия погоды были далеко не идеальными для восхождения. 5 мая, в день срыва группы, на Омских сборах был запрещён выход всех групп на маршруты всех категорий сложности в связи с лавиной опасностью и плохой погодой.

 

Дмитрий Подкаминер руководил горной частью секции туристов Сибирского государственного университета путей сообщений. (СГУПС) и несколько раз был начальником дистанции на соревнованиях по горному туризму в г. Новосибирске и области.

 

5. Эльбрус очередная массовая трагедия 8 – 9 мая 2006 г. 8 мая 2006 года 12 альпинистов из двух групп г. Москвы (8 чел) и г. Киева (4 чел) не вышли на очередную связь. После восхождения обе группы пошли на спуск и в сложных погодных условиях сбились с пути. Четверо киевлян на ночь укрылись от непогоды ниже его западной вершины. Сбилась с пути спуска и группа из 8 человек из альпклуба ЦСКА (Москва). До места базирования спасателей 10 мая добрался только один москвич Николай Антонов, получивший при спуске травмы и отморожение. Позже семь тел альпинистов были обнаружены поисково-спасательным подразделением.

 

В Поисково-спасательной операции был задействован вертолёт Ми-8 «ЭльбрусАвиа». Затем были обнаружены тела ещё двух погибших альпинистов, все они опознаны. 19 мая поисковые работы на Эльбрусе продолжили 2 группы спасателей, которые продолжают обследовать юго-восточный и восточный склоны Эльбруса в поисках двух оставшихся альпинистов. Задействованы 50 спасателей и семь единиц спецтехники. Облёт района в это время был не возможен, из-за неблагоприятных погодных условий и спасатели признавали, что шансы на то, что они живы, ничтожно малы. Из 12 альпинистов, пропавших 8 мая выжил только один. Он самостоятельно 10 мая вышел на место базирования спасателей.

 

Эльбрус с не определенной регулярностью приносит массовые случаи гибели альпинистов и туристов. Что говорит о необходимости тщательной подготовки и серьезному отношению к этой вершине, а также о необходимости установки стационарного приюта и восстановления «Приюта одиннадцати».

 

6. Горы открывают двери в небытие и не дают скучать спасателям. (Собрано по материалам различной прессы с подачи ГО ЧС МЧС). В середине мая стало известно об исчезновении группы туристов из г. Ярославля, отправившихся в поход в горы Адыгеи. Группа из пяти человек, 4 мужчины и 1 женщина, в возрасте от 31 до 43 лет, должны были вернуться, в г. Ярославль 13 мая, но ни один из них не вышел на связь, при этом с 6 мая от них не было никаких известий.

 

Родственники пропавших туристов забили тревогу, после чего сотрудники адыгейского поисково-спасательного отряда начали активные поиски. Спасателям было известно, что группа выехала из г. Ярославля 1 мая в Сочи. Они собирались следовать по маршруту «верховье реки Белой – пос. Гузерипль – г. Майкоп», часть пути планировали пройти на катамаране по реке Белая, поэтому спасатели ведут поиск несколькими группами как вверх, так и вниз по течению реки Белая. Спасателям помогают сотрудники Кавказского государственного природного биосферного заповедника. Первая группа спасателей, вышла из поселка Гузерипль вверх по течению реки Белая до устья ручья Федорова, в 10 км от пос. Гузерипля, однако никаких следов пребывания туристов не было обнаружено. Затем в район приюта «Фишт» вышла вторая и третья группы спасателей, которые поднялись на перевал «Гузерипльский». Четвёртая группа направлена в район «Фишт-Оштеновского» перевала для установки ретранслятора на вершине «Казачья». Ретранслятор призван обеспечить связь между всеми группами и базой отряда. К поисковым работам была привлечена дополнительная, пятая, группа спасателей, для того, «чтобы можно было с двух сторон прочесать берег реки Белая». Работу спасателей серьёзно затрудняла плохая погода, которая не позволила использовать для поиска авиацию. Перед походом в горы пропавшие туристы не зарегистрировались в спасательной службе. Установлены личности трёх туристов: среди пропавших – корреспондент представительства «Российской газеты» в г. Ярославле Марина Никитина, мужья журналистов ярославской телекомпании «Городской телеканал» Алексей Ануфриев и Андрей Смарагдов. 18 мая одна из поисково-спасательных групп, занимающихся поиском ярославских туристов в районе реки Белой в Адыгеи, обнаружила весло, предположительно принадлежащее пропавшим туристам. Весло было найдено примерно в 3 километрах ниже по течению от обнаруженной ранее стоянки туристов. Группа, спасателей, обнаружившая весло, находилась на другом берегу реки, и разглядеть его вблизи не смогла. 19 мая это место было обследовано более тщательно. Всего в поисках к вечеру 18 мая было задействовано 6 групп, в их составе 23 спасателя. Дополнительно на место поисков готовы вылететь спасатели из г. Ярославля, однако адыгейские спасатели сообщили, что необходимости в этом нет. «Спасателями поисково-спасательного отряда в 10 километрах ниже приюта Фишт на левом берегу реки Белая обнаружен второй привал туристов, 4 весла, разобранная рама катамарана. Баллонов от катамарана на месте не обнаружено. К поискам подключена дополнительная седьмая группа спасателей. Неблагоприятные погодные условия – низкая облачность – не позволяют в поисках задействовать авиацию». Предполагалось, что путешественников подвела старая географическая карта, на которой обозначенной тропы не существует, а спуск по реке был невозможен из-за поднявшегося уровня воды в реке Белая. О камни сломали все весла, кроме того, спускаться в горах оказалось непросто. Иногда за день здесь удавалось пройти не больше 200 метров. Когда продукты подошли к концу, туристы варили суп из крапивы. 18 мая, на четвёртый день поисков, туристы сами вышли в лагерь спасателей, находившийся в «пьяном лесу», на правом берегу реки Белая, 10 – 12 км от горного поселка Гузерипль и ночь с субботы на воскресенье 19 мая провели в лагере спасателей. Впервые за две недели они приняли душ, поели и выспались. Почти три недели туристы блуждали в горах. Этот участок один раз уже обследовали спасатели, но решили осмотреть еще раз. Данная местность считается одной из самых сложных мест в районе хребта Каланча. Спасатели называют её «пьяный лес» – это косо выросшие деревья в плотных зарослях густого кустарника. Здесь также очень много водопадов, отрогов и скал. Всё это могло стать причиной задержки туристов. Спасатели МЧС дважды разминулись с ними из-за тумана и проливного дождя. Поиски ярославских туристов вели шесть групп спасателей, в составе 29 человек и был задействован вертолёт (правда, не понятно когда), наверно для доставки грузов из китая, ибо спасатели сопроводили их в этот горный поселок, а откуда отправили в Майкоп, где их встретили родственники и друзья. По мнению спасателей, поиски были осложнены из-за безответственности самих туристов. Комментарий: Если бы группа встала на учёт в ПСС, всё равно никакой новой информации о месте поиска они бы не получили, а работу спасателей затруднял не растаявший в горах снег, по которому было очень трудно передвигаться. К тому же, сильный дождь и плохая видимость в районе Фишт-Оштенского горного массива несколько дней не позволяли спасателям вести поиск с воздуха. Врачи говорят, что путешественники вне опасности, но сильно истощены. Состояние туристов удовлетворительное, медицинская помощь никому из них не понадобилась. Спасатели считают, что этот маршрут никогда не был туристским. Комментарий: Вот это квалификация! Маршрут плановым не был, но туристским может быть любой участок местности, даже кажущийся спасателям не проходимым. Именно сложность выбранного пути и неподготовленность группы считаются основной причиной ЧП. Комментарий: А большая вода в реке Белая не в счёт?

 

«Этот район мы прочесываем второй раз». Комментарий: 2000 долларов (10 000 рублей) по мнению прессы, затрачивается на работу только одного спасателя в сутки. 27 (29) спасателей были задействованы в поисках ярославских туристов и в последний день к поискам впервые подключили вертолёт. Собственно говоря, я почему привожу расчёт. Далее 10000 руб х 4 дня х 29 =1160000 руб., если бы спасатели не состояли на госслужбе и не получали за это заработную плату и связь и машины, если бы брались в аренду, как вертолёт, на стороне, иначе так и так за их содержание будет уплачено. Разве такие поисковые работы не стоят одних учений, которые проводятся регулярно, или участие в соревнованиях спасателей, которые ГО ЧС всегда любит устраивать в разгар туристско-альпинистского сезона, то выходит, что эта арифметика совсем не корректна, по отношению к туристам, попавшим в сложное положение. Ведь это работа такая спасать людей, не запугивать сомнительной информацией из которой, кстати, осталось, не выяснено: дошли ли туристы до реки Белой, собирали или нет катамараны, и в какой момент решили отказаться от сплава. Вопросов больше, чем ответов. И если учесть, что по общепринятой в спортивном туризме практике, контрольные сроки назначаются на 2 – 3 дня позже, чем фактические, как раз на то самое время задержки из-за непогоды, пережидание паводка, и сложного маршрута. Получается, что вся эта суета была бурей в стакане с подогревом негативных настроений обывателя к путешествующим. А журналистам из этой группы надо знать, что есть маршрутно-квалификационные комиссии, которые рассмотрят Ваш запланированный маршрут, дадут рекомендации и выдадут маршрутные документы, если Ваш опыт соответствует заявленному маршруту. Если нет, то предложат другой маршрут, соответствующий Вашему опыту.

 

7. Река с безобидным именем Песчаная в апреле-мае 2006 года. 29 апреля на Песчаной в районе села Куягана (Республика Алтай) в соответствии с календарным планом и Утверждённым во всех инстанциях Положениями стартовали Первенство Сибирского федерального округа и Кубок Алтайского края по туристскому многоборью. Требования к командам – участницам из Положения: «К участию в соревнованиях допускаются спортсмены имеющие опыт участия в соревнованиях по водному туристскому многоборью, гребному слалому или водных туристских походах не ниже 3 к.с., умеющие плавать. Участники должны иметь каски, спасательные жилеты, гидрокостюмы и снаряжение для проведения спасательных работ. Во избежание последствий после укуса клеща участникам необходимо иметь прививки от клещевого энцефалита или иммуноглобулин и шприцы. Состав ГСК: Дракин Г.В. – главный судья соревнований, СРК, Васин В.А. – зам. главного судьи по организационным вопросам, судья 1 категории, председатель технической комиссии, Володин Е.М. – главный секретарь, Парахин А.И. – зам. главного судьи по судейству, судья 1 категории, врач соревновании, Емельянов Р.В. – председатель мандатной комиссии, судья по спорту, Кардаев Д.А. – зам. главного судьи по дистанциям, судья по спорту, Альшаков В.Б. – зам. главного судьи по безопасности, судья 1 категории. Всего судей и членов оргкомитета – 14 человек».

 

Главный судья этих соревнований начальник поисково-спасательной кинологической службы Западно-Сибирского поисково-спасательного отряда им. В.В. Зюкова Георгий Дракин, МС СССР, Заслуженный путешественник России, судья республиканской категории, на момент соревнований был в отгулах. По протоколу мандатной комиссии допущено 4 полные команды (Р-6, Кат-2): 1. «Алтайбизнес» – г. Бийск. 2. «Алтайское» – пос. Алтайское 3. «Белуха» – г. Бийск 4. «Касатки» – г. Бийск. В классе Кат-2, среди прочих, принял участие: 1 экипаж в личном зачёте – г. Рубцовск. Кроме участников соревнований на р. Песчаную приехали еще несколько групп туристов. Многолетняя практика показывает, что в первые майские дни на Песчаную ежегодно прибывают не менее 100 человек. Река очень удобна для короткого спортивного похода – до нее легко добраться, маршрут при благоприятных условиях проходится за 2 – 3 дня. Среди прибывших были как утверждённые в МКК группы, так и самодеятельные, не имеющие по разным причинам маршрутных документов. Именно среди них и были 3 погибших из 3 разных групп. В первый день соревнований (ориентирование на гладкой дистанции), стартовали все допущенные к соревнованиям команды и участники. День прошел благополучно, без каких-либо происшествий. Место старта первой гонки – устье р. Дресвянки. Место финиша – устье р. Сосновка. Место ночлега после 1-го дня – на усмотрение руководителей групп, ниже финиша первой гонки. Второй день – переход от места ночлега до места старта 2-го этапа к назначенному времени (14.00). Место старта – поляна «Музей» перед порогом «Лестница». Погодные условия, в день заезда и в 1-й день соревнований, сложные: низкие температуры, ветер, непрекращающиеся осадки (днём – дождь, ночью – снег), затяжная поздняя весна 2006 года, снежный покров на окружающих высотах. Уровень воды при заезде был выше, чем обычно в районе пос. Куяган в это время. Небольшое падение уровня воды утром давали низкие ночные температуры. Отследить скорость подъёма воды до входа в каньон в течение первого дня было достаточно сложно, так как первый день соревнований проходил в широкой долине реки, где подъём воды не так ощутим. Характер водной обстановки прояснила детальная разведка порога «Лестница», проведённая утром 30 апреля, убедившая в правильности принятого накануне вечером решения ГСК о закрытии соревнований. Организаторы и участники отметили, что уровень воды, в момент начала соревнований уже бывший выше среднего, заметно поднялся и составил примерно 30 см за день. Основное решение о закрытии второго дня соревнований было принято 29 апреля на месте ночёвки в 3 – 4 км от начала входа в каньон. Окончательное решение и объявление командам о закрытии соревнований, а так же рекомендации обноса пор. «Лестница» были доведены до всех сплавляющихся по реке (т.е. не только командам) на месте предполагаемого старта второго этапа, после возвращения из разведки пор. «Лестница». Такое решение вырабатывали Г.В. Дракин и В.А. Васин. Представители всех команд (4), участвующих в соревнованиях, были оповещены. Представители самодеятельных групп, присутствовавшие на открытом совещании ГСК, были информированы о закрытии соревнований и о значительном повышении сложности прохождения каньона в связи с пиковым уровнем воды. Напомним, что в это время на р. Песчаной, кроме заявленных участников, были еще около 90 человек со средствами сплава, однако в Алтайской краевой МКК, в МКК г. Рубцовска и МКК г. Бийска не было выпущено ни одной группы. Из Новосибирска были 2 группы, обе утверждены в МКК и имели маршрутные книжки. Представители МКК г. Екатеринбурга на запрос о выпуске групп на р. Песчаную, не ответили (У них в последнее время проблемы с водниками). ГСК и Оргкомитет опросили руководителей групп относительно опыта участников. Исходя из этого опроса, была организована страховка с воды и с берега «морковками», с привлечением наиболее подготовленных из числа участников соревнований, в частности экипаж Кат-2 из Рубцовска, после прохождения основной части порога «Лестница», встал на страховку «морковкой». Такое решение было принято на открытом совещании после детальной разведки и тут же, были фактически мобилизованы экипажи для оказания помощи другим группам. Уровень подготовки участвующих в около соревновательном сплаве групп, а также качество используемого ими снаряжения были весьма различными, поэтому спасатели и организаторы соревнований сразу же рекомендовали им выходить с маршрута по берегу, чтобы избежать неприятностей, особенно экипажу «Альбатроса», имевшего выше по реке проблемы в пороге «Вираж». При этом разделение на штатных спасателей и общественных организаторов не происходило. Спасатели под руководством организаторов встали на страховку в местах определённых организаторами. На страховку также встали и наиболее подготовленные участники соревнований. Однако рекомендации по прекращению сплава, как правило, вызывали негативную реакцию водников, уверенных в своих силах и знании реки. Отчасти, это было связано еще и с тем, что уйти с Песчаной в Нижнем ущелье, даже бросив суда и тяжёлое снаряжение, не так просто. Поблизости просто нет достаточно крупных автодорог с интенсивным движением. Представители оргкомитета и судейской коллегии, а также часть спасателей 29 апреля остановились на ночевку, подойдя к каньону как можно ближе. Рядом с ними располагались две Бийские группы – первая группа под руководством Галахова на одном карабубеле и рафте. Вторая сборная группа под руководством Рожина на рафте, который подрабатывал летом на Катуни в качестве извозчика. Эта группа формировалась на платной основе: двое новосибирцев: отец, сын и бийчане. Обе группы не участвовали в соревнованиях. В обеих группах, перед выездом на р. Песчаную, из-за погоды и близости дома, были уменьшения численности составов. Особенно ослабленной оказалась группа Рожина и он обратился к Галахову с просьбой усилить его экипаж и идти вместе, максимально загрузив карабублик вещами. Так случилось, что на рафт Рожина попал сын близкого друга Галахова. Объединённая группа В.И. Галахова стояла непосредственно с ГСК.

 

Два рафта и бубль – достаточно мощные суда, на которых проходят маршруты и более высокой, чем на Песчаной, категории сложности. Рано утром эта группа вышла с места ночлега и с хода, без разведки, вошла в каньон, до выхода с мест ночёвок ГСК и команд. Впереди, до порога «Лестница» находилась только группа из Екатеринбурга, догнать которую вечером было достаточно сложно. Эту группу из Екатеринбурга обогнали до каньона и остановили, как и все группы, хоть участвовавшие в соревнованиях, хоть не участвовавшие на месте старта второго дня у входа в каньон. Утром на входе в каньон она была остановлена и предупреждена об опасности. Порог «Лестница» начинается примерно через 2 км после входа реки в каньон. Передовая группа, в составе членов ГСК, возглавляемая В.А. Васиным, вместе с руководителями команд уходит на глубокую разведку ущелья р. Песчаной. Пост перед пор. «Лестница» для предупреждения подходящих туристов по воде об опасности выставил А.И. Парахин. На посту стояли спасатели поочередно, меняясь с 30 апреля по 3 мая 2006 года. Результаты разведки показали: подъём воды привел к тому, что по всей ширине река перегорожена мощными бочками, и обойти их нет возможности. Результаты разведки перед руководителями команд и групп были оглашены представителями МЧС А.И. Парахиным и А.Б. Даниловым. Рекомендовано прекратить дальнейший сплав или перемещаться по реке на переделанных судах проводкой. Руководителями было принято решение сплавляться с усиленной страховкой. Решено было страховать прохождение пор. «Лестница» катамаранами-двойками В.А. Васина и А.И. Парахина. Экипажи формировались из числа спасателей и спасателей-общественников. Во всех более-менее подходящих для этого местах были выставлены опытные туристы-водники, в задачу которых входило спасение пострадавших с использованием морковок – спасательных концов. Катамараны страховки прошли порог первыми. Четыре катамарана-двойки из команды пос. Алтайское, имевших соответствующий опыт и проходивших р. Песчаная уже в этом сезоне. Они прошли основной порог под левым берегом и встали на страховку: два катамарана с воды в уловах, экипажи двух других встали по берегу с «морковками», интервал между точками страховки 30 – 40 метров. Следом шел честер с Дракиным Г.В. и Васиным В.А. совместно с катамараном-двойкой – Амльшаков В.Б. – Андреев А.П. Эти экипажи закрывали протяжённый сложный участок реки.

 

Группы шли протяжённый участок с гарантированными перечалками, поэтому все группы и команды, которые шли под эгидой соревнований, прошли порог под контролем и страховкой. Пошли в порог и другие группы. Группа на катамаране «Альбатрос» шла самостоятельно. Она догнала основной состав сплавляющихся у входа в пор. «Лестница». По предварительной информации они порог идти не собирались. По договоренности Панарин должен был «снять» страховку, т.к. руководил ею, после прохождения распашного рафта. Перед тем как идти к катамарану, он увидел в основной бочке пор. «Лестница» катамаран «Альбатрос», судно, достаточно плохо управляемом в таких условиях и авария произошла именно с ними. По-видимому, они поменяли решение. В бочке порвало баллон – правый чехол катамарана не выдержал нагрузки и лопнул. Мимо Панарина катамаран прошел по быстротоку в полуаварийном состоянии, 3 участников гребли, четвертый пожилой и грузный человек держался за раму, т.к. под ним выбило баллон. Панарин побежал к катамарану, и с напарником стали сплавляться вдогонку. Ситуация достаточно сложная даже на менее серьёзном участке, поскольку вылезающим из чехла баллоном экипаж порой разбрасывает достаточно далеко друг от друга. В этом случае спасительным для большинства членов аварийного экипажа стало большое количество спасателей и спортсменов на страховке, поскольку двоих В.Е. Мянскова и А.В. Санарова удалось выдернуть из реки, используя морковки, один член экипажа «Альбатроса» В.А. Мякишев выплыл сам.

 

За порогом «Лестница» идёт участок шивер «3 категории трудности» около 1,5 км длиной, в условиях данной воды можно оценить как 5 категории трудности. Суда участников соревнований и групп растянулись на этом участке. Некоторые остановились. На одной такой чалке Панарин остановился на катамаране-двойке, по сигналу спасателя с берега. Здесь было 3 рафта, 8 катамаранов-двоек, один катамаран-четвёрка. Спасатели, находившиеся здесь, рассказали, что В.И. Борзова пронесло мимо по течению, он плыл вниз головой, без признаков жизни. Поэтому ему помочь не удалось, спасатели на катамаране-двойке все-таки его догнали, поймали и вытащили на берег участники объединённой группы Галахова, примерно через 1 км после окончания пор. «Лестница» (от места чалки ГСК – последняя точка страховки), к тому времени он был уже мёртв. Откачать экипажу катамарана В.А. Васин – В.Б. Альшаков не удалось.

 

Именно в это время спасатели и узнали о гибели Рожина и возможно еще одного участника из объединённой группы. В это же время экипаж двойки Ерёминых из Рубцовска находился после порога «Лестница». О. Ерёмин (старший) участвовал в спасении А.В. Санарова (с «Альбатроса). Но почему-то принял решение продолжить сплав. На повороте его катамаран-двойку перевернуло в бочке, на участке между двумя группами страховщиков. При перевороте их раскидало от катамарана. Их выловили быстрее всех, стоявшие на страховке катамараны-2, подняли с воды и доставили на берег. Реанимировать удалось Ерёмина-старшего. Реанимационные мероприятия с Ерёминым-младшим не дали положительного результата, парень ударился головой, с него сняло каску, и подобрали его уже мёртвого. С момента переворота Ерёминых последовал запрет Георгия Дракина всем бывшим на месте остановки дальнейший сплав. Все перечалились на левый берег, где и закончили сплав. На участке шивер (1,5 км) было шесть переворотов катамаранов-двоек. Часть перевернувшихся была выловлена «морковками» на месте последней чалки. После аварии катамарана «Альбатрос» и встречи с участниками группы Галахова, стало ясно, что на сплаве по р. Песчаная имеются летальные исходы. Усиление поста выше пор. «Лестница» производилось после переворота Ерёминых. До этого на посту было только два человека. Информация между постом и базовым лагерем осуществлялась по радиосвязи спасателей. В задачу усиленного поста входило одно – используя любые возможности убеждения не пускать экипажи в каньон. Пост перед пор. «Лестница» работал с 30 апреля по 7 мая. Спасатели с 30 апреля по 3 мая, спасатели-общественники с 3 мая по 7 мая. Спасатели остановили две группы «неорганизованных» туристов-водников из г. Новосибирска, которых приходилось не только уговаривать, но и применять более серьезные способы воздействия – вплоть до того, что одному из экипажей из г. Новосибирска сначала перерезали вязки катамарана, потом, когда это не произвело должного действия, поломали 2 весла. Когда и это оказалось бесполезным, им пригрозили тем, что просто порежут баллоны. Только это остановило героев-водников.

 

Впоследствии, когда они своими глазами с берега оценили опасность мощной струи, они благодарили тех, кто их уберег от опрометчивых амбиций. Вот случаются же парадоксы в жизни. Именно эти две новосибирские группы были выпущены на маршрут МКК, имели соответствующий опыт, адекватных руководителей и сами приняли бы соответствующее решение, без конфликтов, но ПСС-ники, очевидно к этому моменту перестали быть общественниками (обидно). В таких случаях надо обеим сторонам не играть мускулатурой, а взять и достать маршрутные книжки и произвести в них соответствующие записи, снимающие ответственность со спасателей и предупреждающие руководителей и группы об опасности. В других же ситуациях, когда нет спасателей перед каждым сложным препятствием на реке. И это надо понимать обеим сторонам. Другого пути взаимодействия нет.

 

Объединенная группа В.И. Галахова ушла в Нижнее ущелье самостоятельно первой. На общем собрании представителей групп перед порогом «Лестница», где объявлялось о прекращении соревнований, и обсуждалась тактика дальнейшего сплава, их не было. Пороги они не смотрели и шли всё сходу, и беда не миновала их. В порог «Лестница» они вошли без разведки, кильватерной колонной». Первым шел рафт, за ним карабублик и замыкал рафт Рожина. Первый рафт прошел входную часть у берега и зашвартовался на быстротоке. Груженый бублик не смог остановиться рядом и прошел далеко вниз, где, наконец, зашвартовался. Рафт Рожина с экипажем 5 человек так же не смог зашвартоваться у первого рафта и пошел схода. Он перевернулся в шивере ниже порога «Лестница». Экипаж второго рафта, выйдя с места швартовки, пытался догнать и зачалить перевернувшееся судно, но сделать этого не удалось. Экипаж аварийного рафта разбросало по реке после удара о камень, когда они шли перевёрнутые, держась за судно. Верхнего по течению выбросило на камень, его снимали «морковкой». Один выбрался на берег самостоятельно. Еще одного догнал экипаж рафта. Когда перевёрнутый рафт проходил мимо стоящего у берега карабубеля, Галахов бросил морковку прямо перед Рожиным, но тот не среагировал на бросок. Он был одет в Л-1,был бледен и активных действий не предпринимал. Другого участника, страхующие из экипажа карабублика, рядом с рафтом в это время не видели. Рафт догнал перевернувшихся только тогда, когда их вынесло на полузатопленный островок с отмелью в кустах, где из-под него вытащили Рожина, доставили на берег, но реанимация не дала результата, Рожин погиб. Затем рафт, как оказалось в последствии, с ещё одним погибшим, находившимся под ним, смыло с острова. Рафт сошел с кустов, и из-под него показалась каска ещё одного члена экипажа. Вдогонку за ним ушел карабублик и гнался до выхода из каньона и до пос. Солоновка, но догнать перевёрнутый рафт на сильно загруженном карабубеле не удалось. Спасателям в г. Бийск было сообщено о случившемся ЧП с экипажем карабубеля. Спасатели, прибывшие из г. Барнаула 31 апреля, вместе с экипажем карабубеля искали рафт и погибшего в разливах реки. Вначале в одной из проток нашли рафт, застрявший в кустах. Но к нему было сложно подойти. Думали, что тело до сих пор находится под ним, однако, когда с помощью лодки, рафт был доставлен к берегу и перевернут, то тело не было обнаружено. Его нашел в прибрежных кустах местный егерь, знаток этих мест. Спасатели извлекли тело, погибший был одет в неопреновые штаны до пояса, потому как замок на его груди не сходился, и отвезли в г. Бийск. Связь со спасателями на дальнее расстояние с реки удалось организовать только 31 апреля, когда группа спасателей из Барнаула прибыла к месту окончания Нижнего ущелья на р. Песчаная. Вновь прибывшие спасатели были внизу каньона. А на входе в каньон и на участке реки до «Розового бома» находились спасатели, бывшие с командами. 2 мая тела 3-х погибших, которых выловили на участке от пор. «Лестница» до пор. «Розовый бом», остатки объединённой группы Галахова, спасатели и спасатели-общественники перенесли в одно место, уложили на береговую льдину для последующей эвакуации вертолетом.

 

Случившееся сильно осложнило психологическую обстановку в лагере и принятое решение, всем выходить пешком, было самым разумным. Спасатели, находившиеся с туристами, организовали эвакуацию групп из ущелья по берегу. Это тоже было достаточно сложно: крутые скальные берега, узкие тропинки, по которым невозможно вынести объёмное водное снаряжение. Основное тяжелое водное снаряжение было оставлено в каньоне под присмотром шести человек до спада уровня воды. Спортсмены собирали снаряжение и организовывали охрану судов до момента, когда их можно будет забрать с реки. Спасатели, обеспечивали выход туристов из каньона, были «маяком» для радиосвязи и работали на переправе через р. Быстрёнок, организованной при помощи катамарана-двойки на верёвке. Выход проводился в район дер. Солоновка. На р. Песчаная некоторые туристы были до самого конца 7 мая, когда вывозили остатки снаряжения всех групп. Вот мнение руководителя одной их команд: «В нашей команде было 19 человек и никаких ЧП у нас не было. Моё мнение, что резкий и не ожидавшийся никем в это время мощный паводок плюс слабая подготовка ряда туристов и низкое качество снаряжения привели к трагедии». Вода была действительно очень мощная, улова у берегов практически отсутствовали, но для людей с опытом и нормальным снаряжением всё было реально, кроме того, 4-го мая вода начала падать и к 6-му числу уже не было проблем со сплавом по р. Песчаная».

 

Разбор несчастного случая проведённого на заседании Совета Федерации спортивного туризма Алтайского края в цитатах и сделанные выводы представлены в следующей статье Горбик Евгения. А вот окончание этой стать можно и повторить: «Реального способа быстро изменить ситуацию к лучшему никто из принимавших участие в обсуждении трагедии на р. Песчаной не назвал, да его, очевидно, просто нет в природе. Недавняя трагедия на Эльбрусе еще раз сказала нам, что если мы выбрали горы, мы должны быть готовы принимать и условия игры – Природы и Стихии. Только всемерное развитие спортивного туризма может через достаточно продолжительный период времени привести к снижению количества трагедий в горах. Мы должны сделать всё возможное для вовлечения людей, стремящихся в горы и экстремальные условия, в занятия спортивным туризмом. На то и создаются спортивные клубы, ассоциации и федерации, чтобы обучать, помогать и контролировать подготовку группы, которая выходит на маршрут».

 

В сплаве по р. Песчаная участвовали отец и сын Шевелёвы. Они прибыли на Песчаную в составе группы Галахова из г. Бийска. Там же была еще одна группа Рожина с рафтом. Группа сборная, явно с «извозчицким» уклоном, её состав не соответствовал по опыту сложности Песчаной в паводок. К сожалению и опыт Рожина тоже не соответствовал, поэтому он попросил Галахова усилить экипаж его рафта и пороги идти вместе. Галахов согласился. Шевелев – отец пошёл на бублике, а Шевелёва – младшего Рожин посадил к себе на рафт вперед. Группа на сплав вышла раньше всех остальных участников сплава. Все суда собрались у «Лестницы». Рожин порог «Лестница» не смотрел. Вначале пошёл рафт, за порогом он встал на страховку на быстротоке. За ним шел карабубель. У первого (страхующего) рафта перегруженному карабубелю, зашвартоваться не удалось, более того после крутого вала он попал в мощную бочку, и поэтому рафт вышел с места стаховки, обошёл корабублик и после поворота направо зашвартовался. Карабубель смог зачалился только за вторым прижимом. Когда он чалился, то увидели, что идет перевёрнутый рафт. Где он лег экипаж карабубеля не видел. Перевернутый рафт остановился в кустах на отмели. К нему добрались 3 человека с карабубеля. Шевелёв – старший держал рафт, из под которого извлекли Рожина, после чего рафт им удержать не удалось, и только после его схода, оставшиеся на берегу заметили у борта каску еще одного участника (как оказалось потом Шевелёва – младшего). Бублик погнался за перевёрнутым рафтом, но догнать его не сумел.

 

Недостатки, отмеченные Галаховым:

 

а). Не определенность с составом до выезда;

 

б). Отказ от поездки нескольких человек, в том числе и опытных;

 

в). Отказ участников группы Рожина идти на рафту;

 

г). Экипировка участников не соответствовала условиям;

 

д). Не было запаса прочности, в случае усложнения условий;

 

е). Крайне не благоприятные погодные условия. 27 – 28 апреля шел дождь, в р. Бия наблюдался подъём воды, что послужило поводом для отказа нескольких бийских участников, и поэтому не взяли второй бублик.

 

ж). 30 апреля ранний выход. Швартовка рафта на быстротоке, где Карабубель не зашвартовался.

 

Комментарии и дополнения из форума:

 

Вопрос: «Я только одного не пойму: они что, без спасиков и гидр были? Как-то мутно с массовой гибелью людей на реке 3 к.с. Типа «попал в воду, значит труп».

 

Ответ: «У них было всё из перечисленного выше. Разного качества, но было. Песчаная относится к тем рекам, у которой к.с. очень сильно зависит от уровня воды. Так в малую воду, когда тепло, это может быть ласковая двоечка, но если в паводок, то в узком Нижнем ущелье она превращается в грозную силу с непрерывными бочками во всё русло. Дело ещё в том, что обычно в мае, на праздники, во всем Горном Алтае низкая вода, и все местные туристы привыкли, что явно четверочные «Лестница», «Розовый бом» и «Челюсти» относят к третьей к.с. Вообще р. Песчаная из-за уровня воды выпадает из общепринятой системы классификации. В паводковую воду она превращается в протяжённое препятствие (ПП) 5 + категории трудности. Кстати все трагические перевороты, кроме «Альбатроса», произошли на 1,5 км участке шивер, за порогом «Лестница. Мы должны сделать всё возможное для вовлечения людей, стремящихся в горы и экстремальные условия, к занятиям спортивным туризмом, то есть главное чтобы, обучаясь технике, умели адекватно оценивать ситуацию, чтобы стремились и «тройку закрыть» и посоревноваться, кто круче. Чтобы ходить и тогда, когда вода потеплее и когда объявлены соревнования. В данном случае были ли соревнования, не были, а даты весенних заездов на Песчаную всегда определяли только праздничные дни. Сейчас их стало меньше, но дважды по 3 дня всё равно остались. Жалко сибирским людям тратить неделю ради «Нижнего Ущелья», а европейским, тем более, но все равно р. Песчаная – это много «Ревунов», таких, как на Исети и тем более на Мсте».

 

Вопрос: «Глубочайшие соболезнования родственникам погибших..., но сделанные АФСТ выводы очень напоминают типичные – дежурные корпоративные выводы функционеров от туризма... Е. Горбику – спасибо за информацию. Кстати, его резюме представляется наиболее глубоким в анализе и рекомендациях...».

 

Ответ: «Там, где информация идет от ГО ЧС МЧС – это сплошной антитуристский негатив. СМИ только тиражирует глупости произнесённые военными. Для них, чем меньше люди ходят, тем лучше. В этой же ситуации организаторы соревнований – это спасатели, из туристов и они сделали всё возможное, чтобы избежать трагедии большего масштаба. Собственно говоря, они упустили только одного барнаульца с «Альбатроса», потому как этот экипаж отказался ранее идти, и спасатели страховку сняли, а они взяли и передумали, да и техника «Альбатрос» у них была гнилой – лопнула оболочка в бочке – вот истинная причина, что участник оказался за бортом».

 

Вопрос: «Какие выводы надо сделать? Причина смерти неясна».

 

Ответ: «Почему не ясна? Понятна, и находится на поверхности: у рафтёров (2 чел.) это переохлаждение и утопление, они не выбрались из-под рафта, почему? На это уже никто не ответит. Кстати в рафте было мало груза, его в основном загрузили на бублик. И были они одеты: один в Л1, а другой в неопрен до пояса, потому как замок на груди не сошелся, у выпавшего с «Альбатроса» те же причины, когда вытаскивали плыл лицом вниз. У погибшего с кат-2 травма головы плюс утопление. Захлебнулись, переохлаждение, сердце?.. Добавлю см. выше. И ещё у одного, с рафта, наверно страх за взятых в порог неподготовленных людей и недостаток опыта».

 

Вопрос: «Если честно, то я не понимаю следующее. Дракин и Васин, ясно понимая, что ситуация сложилась критическая, тем не менее пошли в порог, а не просто обнесли его для того чтобы встать ниже на страховке».

 

Ответ: «Во-первых, они шли на честере и не первыми, а во-вторых, это означает, что у них не было времени на обнос, и они были уверены в успехе прохождения, прежде всего 4-х двоек, а потом уже честера. Оба мастера спорта и профессиональные спасатели. Например: Леонид Измайлов из г. Иркутска в любую воду ищет пострадавших на Утулике сплавом на честере и не только на Утулике. В данный момент сравнение корректное».

 

Вопрос: «Успешное прохождение могло показать менее опытным туристам, что где-то их обманывают и все не так страшно, как говорят».

 

Ответ: «Сходи и посмотри, полазай по берегам, оцени, а потом уж спорь. Пока бы они обносили честер, кто-нибудь из «неутвержденных» всё равно бы пошел, как объединенная группа Бийчан, но страховать тогда было бы не кому. Бийчане сами взяли на себя ответственность и уложили двоих, а об их гибели Дракин и Васин узнали гораздо позже и ничего не могли предпринять».

 

Вопрос: «Конечно, рассуждать задним числом легко, но мне кажется, что люди, которые принимали перед этим правильные решения, в данном случае спровоцировали других туристов...».

 

Ответ: «Нет, не спровоцировали, к этому моменту уже были отменены соревнования, ещё не было запрета на сплав, но были настоятельные рекомендации, которые отметались».

 

Вопрос: «Конечно, Дракин и/или Васин это объяснят лучше, но мне кажется, что ситуация сложилась следующая: порог «Лестница» находится в начале ущелья, таким образом обнос ката по берегу для установки страховки с воды за порогом «Лестница» технически почти невозможен, если только не спускать кат на веревках. На Песчанке не был, поэтому могу и ошибаться».

 

Ответ: «Обнос возможен, но очень трудоёмок и не совсем оправдан, так как еще есть известная тактика «красться вдоль берега с перечаливанием».

 

Вопрос: «Абсолютно правы. Но эта река и этот порог им по плечу в любую воду. Прохождение – не провокация, а экономия времени. Вся беда в том, что все группы были раскиданы на километры друг от друга по трудно проходимому берегу».

 

Ответ: «Не совсем так – никто не мог пройти мимо входа в Нижнее ущелье, а там всё время был кто-нибудь из спасателей. И что за повадки ходить сложные пороги без разведки. Посмотрел – оценил, поставил свою швартовку. Азбука сплава. Кстати Дракин и Васин, в отличие от очень многих других – посмотрели и оценили «Лестницу».

 

Вопрос: «Если есть информация, то хочется узнать: Снаряжение пострадавших каски, спасжилеты, гидры?»

 

Ответ: «Все было».

 

Вопрос: «Если есть информация, то хочется узнать их опыт».

 

Ответ: «У группы Галахова опыт многократного прохождения р. Песчаная, р. Чуя, р. Катунь и др. алтайских рек. У Рожина в основном «извоз», он и не справился. Галахов отмечает, что перед выездом предлагал взять Рожину плот, а сам должен был взять ещё один бубель, но гнусная погода и близость дома позволили некоторым опытным людям не поехать, поэтому группа была ослаблена, карабубель перегружен, а экипажи перемешаны. Про «Альбатрос» – трудно сказать – не оформленные. На кат-2 – отец известный в водных кругах сплавщик, сын с детства ходил с ним. В целом в этом мероприятии два участвующих отца потеряли своих сыновей… И ещё: ни один человек не выходил на воду без гидрокостюма и спасика. Другое дело, что некоторые, в том числе Рожин использовали «л-ки» – костюмы химзащиты. Одному из погибших (шел на 2-ке с отцом) 16 лет, и ещё один 14 раз проходил Песчаную. Аналогия с «Кашей» приведена ниже – огромное количество очень серьезных бочек и валов. Все шли, максимально прижимаясь к правому берегу. Идя самосплавом шансов выжить очень мало – огромные волны, очень быстро хлебаешь воду...».

 

Вопрос: «Более развернутую оценку сложности препятствий ассоциированную с другими реками, например: «А нет чего-то более серьёзного на эту тему, чем эротические мемуары дамочки, которая «хотела ... просто покататься на кате-двоечке, по речке 3 к.с., со смешным названием Песчаная, да и опыта «двоечного» набраться?».

 

Ответ: «Не юродствуй! Сплошные бочки через всё русло, хаотичные валы и ни одного улова, камни и так много километров. Река не отпускает из потока, например, карабубель самостоятельно смог зашвартоваться только за порогом Лестница, в конце шиверы».

 

Вопрос: «Я был на этих соревнованиях и хочу несколько прояснить ситуацию глазами туриста, а не организатора соревнований. Решение о закрытии соревнований было принято лишь после просмотра «Лестницы», когда практически все команды зачалились перед ней. Организаторы не советовали нам идти пешком. Наша группа уходила (по воде) одной из последних, т.к. нас предложили подстраховать стоящие на старте и из-за большого количества уже ушедших экипажей мы не верно оценили свои силы (подумали все ушли и мы пройдем). При просмотре «Лестницы» (до ухода первой двойки) один из опытных туристов сказал дословно: «Я подобное видел лишь на Чулышмане – порог Каша». После подобной оценки лично у меня сразу пропало желание думать о прохождении, но в последствии стадное чувство сделало свое дело. После старта наш экипаж до оверкиля один раз зачалился, но стоящие на страховке люди ничего не знали о гибели людей (наверняка, иначе сказали бы нам об этом). Так что слова об усиленном посте, на котором никого не пускали в порог, видимо относятся ко дню, следующему за трагедией (напомню, наш экипаж шел одним из последних). Таким образом, практически все группы в день трагедии начали прохождение порога».

 

Ответ: «И добавлю – многие из них перевернулись и их вытаскивали «морковками». А насчёт того, что спасатели не знали, что двое из объединенной группы из г. Бийска погибли – да, не знали. То, что одного с «Альбатроса» упустили – да знали, вернее, видели, а последствий не знали. Закрыли реку только после переворота рубцовского кат-2, когда процесс стал, не управляем».

 

Вопрос: «Как может на реке 3 к.с. сложности НЕ БЫТЬ аварийного ВЫХОДА? Необносимых порогов нет. Люди уходят пешком с Башкауса и с Сарыджаза. И ВЫХОДЯТ! Если были соревнования – значит были верёвки. А задача организаторов и опытных людей в такой ситуации не вёсла ломать, а ВЫВОДИТЬ людей. Пешочком и потихонечку. Собрались бы вместе все-таки и еды, и водки, и шмоток наверняка хватило бы».

 

Ответ: «Обносить надо было всё Нижнее ущелье, поэтому лучше выходить. Вот и вышли, а про вёсла я полностью согласен – во-первых, не у тех сломали, а во-вторых, надо бы компенсировать. Именно новосибирцы были утверждены и имели опыт. Согласен с Вами, Марина. Те 2 – 3 км, которые прошли по воде, можно было обнести. Нехватки еды и шмоток не было, но это не 2 – 3 км, а гораздо больше, потому как несло до самой Солоновки».

 

Вопрос: «Впрочем, нынешняя коммерциализация туристского братства видимо не предполагает».

 

Ответ: «А причём тут коммерциализация, где на сложных маршрутах видел не приветливых гидов-проводников или не оказавших кому-либо помощи. Люди-то те же и может быть даже более преданные туризму. Пришлых-то на сложных маршрутах нет – не выживают. Это очередное заблуждение, порожденное чем? Ответ ищи у классиков. Кстати здесь на Песчаной тоже были представители «извозчиков» и настоящие гиды-проводники».

 

Вопрос: «А страховка цепочки рафтов двойкой – игра в рулетку – 3 из 6? Кто больше? Или желание свою крутизну показать?».

 

Ответ: Во-первых, цепочка рафтов и карабубель сами себя страховали. Во-вторых, на Песчаной была, так ненавистная тебе турфирма, с туристами, но у нее как раз все было хорошо. Собрались и пошли пешком, а гиды остались, никто протестов потом не подал».

 

Вопрос: «Тоже кстати результат попытки сделать горы и реки источником наживы».

 

Ответ: «О какой наживе речь? О профессионалах да, а вот о наживе – слухи слишком преувеличены. В основном занятие любимым делом, счастливые люди. И чем навязчивей будут эти попытки, тем больше будет трагедий. Здесь трагедий связанных с указанными тобой причинами нет. Среди туристов, приехавших на Песчаную за деньги, погибших нет».

 

Вопрос: «Мальчика жалко 16-летнего».

 

Ответ: «А его отца? Сам же на кат взял и не уберег. Вот здесь как раз насилия и коммерции не наблюдается, скорее семейная трагедия. В принципе такой мальчик уже мог ходить и без отца. И, возможно, в другом экипаже, он мог бы остался живым. Там была еще одна такая же трагедия».

 

Вопрос: «Я сам не один раз участвовал в соревнованиях по ТВТ разного уровня, могу на личном опыте сказать, что к прохождению серьёзных препятствий никто не готовится, особенно весной. Готовятся пообщаться с народом, в конце концов, побухать. Состояние подчёркиваю у большинства не отмобилизованное».

 

Ответ: «Это не ТВТ – это больше ралли, так, что бухать не когда».

 

Вопрос: «Мне кажется естественным, что большинство людей, идущих на тройку не готовы идти серьезные, протяжённые, далеко не локальные пороги, препятствия 5 – 6 к.с.».

 

Ответ: «Согласен. Даже не готовы разведывать и принимать решения».

 

Вопрос: «А где же хваленное МЧС было? Вновь лишь труповозили... Если б вертолёт был для вывоза людей, не было бы и трупов. Это же их должностная обязанность – обеспечить эвакуацию людей».

 

Ответ: «Спасатели ставили страховку и вытаскивали – живых. Что касается ГО ЧС – то да, те вертолёт ни за что живому не дадут, а как пиариться-то потом будут? Где героизм?».

 

Вопрос: «А можно дать правовую оценку действий ломателей вёсел и резателей катамаранов. В советские времена, помниться КСС некоторых регионов в полном составе за такое спасение срок поехали отбывать. А нынче, как живётся лицам намеренно уничтожающим личное имущество граждан?».

 

Ответ: «Явный перегиб – но это от нервов, при том поломали не у тех, кстати, общественники – туда же».

 

Вопрос: «Во-первых, ситуация для МЧС была явно нестандартная – это не землетрясение, не падение самолета, не техногенная катастрофа... Видимо, у них просто нет наработанных методик действия в подобных ситуациях?».

 

Ответ: «Естественно – у них ЧС – это когда больше 5 погибших, а просто помочь – мозгов не хватает, зато обгадить – запросто».

 

Вопрос: «Во-вторых, не знаю, насколько сильна тамошняя МЧС, а у нашей (г. Магадан) на сколько-нибудь широкие поисково-спасательные работы просто людей не хватит. Всё что смогут – поиск с вертолёта оказать и если совсем крайний случай, то доложить выше, присылайте помощь!».

 

Ответ: «У алтайских АСФ – хватает».

 

Вопрос: «В-третьих, о вертолёте. Была непогода. Даже если погода и позволяла очень опытному экипажу посадку, на месте нужны были люди, способные подобрать площадку и просигналить вертолёту. Многие ли там могли это сделать? Тем более что народ был, растянут вдоль реки. Плюс к тому – все ли были бы согласны улететь, бросив суда и снаряжение? А чтобы вывезти абсолютно всё потребовались бы десятки рейсов».

 

Ответ: «Ну и что – это же и есть бедствие, только в добровольной форме. А найти площадку, просигналить, в чём вопрос? Там были Дракин, Васин, Панарин, да еще из общественников более 10 человек можно насчитать. Алтай – не Магадан.

 

Ответ: «Насчет правовой оценки – легко»! «УК РФ ГЛАВА 8. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ Статья 39. Крайняя необходимость 1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости. 2. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Согласитесь, что по сравнению с возможной смертью любой вред будет менее значительным. Наверное, этот случай ещё раз заставляет задуматься о несовершенстве оценок категорийности. Песчанка – река, имеющая 3 категорию сложности «полтора дня в году». В остальное время её сложность колеблется от 2 до н/к. И в то же время, как и любая река, в паводок она может стать необычайно сложной».

 

Ответ: «А предложения, какие? И все острее встает вопрос о недопустимости подмены подразделениями МЧС функций МКК. Думаю, права автор комментария «Маринка», что обязанности МЧС спасать и обеспечивать безопасность. А вопросы выпуска на маршрут должна решать МКК (предусматривая и неожиданное усложнение маршрута и варианты аварийного выхода).

 

Вопрос: «Ну, я думаю, что во многом причина трагедии – отношение народа к этой реке, по которой на май сплавляется две-три сотни спортсменов, и алкоголиков, и любителей отдыха на природе и которая в обиходе считается очень простой».

 

Ответ: «Совершенно верно, главное – отношение к реке. Я однажды примерно также «попал» в паводок на совершенно «домашней», много раз хоженой речке – и в какой-то момент уже всерьёз считал себя трупом. Причем влип исключительно по собственной глупости».

 

Вопрос: «Мнение участника (участницы) событий. Наверное, многие бы увидев бурлящий порог, сами бы отказались, если бы не знали, что за порогом организована страховка силами МЧС. Кто мог подумать, что спасатели сделали самое страшное – психологическую, а не реальную страховку. Резанье вязок, угрозы мордобоя это всё после. После гибели людей поверивших в то, что их безопасность в случае переворота обеспечат служащие г-на Шойгу. Грустно, страшно и противно».

 

Ответ: «Не совсем так – те, кто был там, сделали всё возможное в той ситуации, за исключением поломки вёсел и угроз, а вот почему Вы не пошли и не посмотрели, где стоит страховка и насколько она надёжна, да и вообще разве не интересно наметить путь. Кстати это важные элементы водного туризма. Не надо валить на других, коль сами не посмотрели, куда идёте. А что, сотрудники МЧС объявили во всеуслышание, что обеспечат страховку ниже порога? Об этом ведь и здесь написано. Ведь главным судьей соревнований был начальник поисково-спасательного отряда. Уточнение кинологической службы. Как это по-русски! Залезть в задницу, не справиться с ситуацией, и со страхом, грустью и отвращением обвинять спасателей, которые (по слухам) должны были вылавливать. Они и вылавливали тех, кто плыл – этот живой, этот готов. Извините... одного пропустили. Вообще-то на Песчаную ходят уже лет тридцать, а таких случаев ещё не было».

 

Ответ: «Да и такой воды в это время не было. Как не было августовских паводков в «Аккемском прорыве». И р. Чуя летом была не такой, как последние два года. И еще, а что на «Розовом Боме табличку не видел? И не только на «Розовом». Наверное, стоит проанализировать то, что соревнования, по определению, кроме спортсменов, тянут за собой и массовку и тусовку. И эта тусовка имеет свойство гибнуть, начиная с Вали Коноваловой в 1986 году на «Бегемоте» – на глазах сотен людей, находящихся на берегу, включая кемеровчан, опять же на Чуе. И двух просто отдыхающих на берегу, обутых в сланцах, приехавших на «Бегемот», пытавшихся оказать помощь, выпавшему за борт и проплывавшему мимо них. Кстати тела этих двух погибших в 2006 году так и не нашли».

 

Вопрос: «Необходимо отметить, что не было бы такого количества народу на Песчаной, не проводись в это время соревнования. А чем меньше народу, тем меньше дураков, увы, эту закономерность, никто никогда не опровергнет. Кроме того, известный фактор: «на миру и смерть красна». Нормальная группа, идущая маршрут, столкнувшись с препятствиями, превышающими их возможности, ушла бы, а тут, у всех на глазах, признать для всех, что «ты слабее троечки»? На такой поступок уверен, сил не у многих найдется».

 

Ответ: «Не убедительно, скорее наоборот».

 

Вопрос: «Выводы делать трудно, но видимо соревнования, которые предполагают большое количество, разномастного, плохо управляемого народа, необходимо проводить в местах более для того подходящих. По крайней мере, у людей должна быть возможность спокойно эвакуироваться, а не бежать 20 км пешком, бросая снаряжение на «дядю»».

 

Ответ: «А тут как раз всё с точностью до наоборот. Новиков А., ветеран из «Вольного ветра» вдруг реанимировался с идеей очного маршрутного Чемпионата – вот считайте и обкатали…идею».

 

Вопрос: «А что значит «реальная страховка»? Стопроцентную гарантию сами знаете, кто дает. Страхуемые должны понимать и учитывать пределы возможностей своих спасателей».

 

Ответ «Абсолютно правы».

 

8. Весной 2006 года на реке Пскем, при прохождении нижней части порога «Штольня» на кат-2, практически без страховки, погиб участник уфимской группы под руководством М. Верхотурова. Маршрут 6 к.с. утверждён ЦМКК. На маршрут из 8 заявленных участников вышло 5 человек, при этом руководитель был болен и вообще на катамаран не садился. НС предварительно рассматривала и готовила дисциплинарная комиссия ЦМКК, а результаты утверждались водной частью ЦМКК. Предложенное заключение комиссии было существенно изменено.

 

9. На Южном Буге, под плотиной Первомайской ГЭС, 10 июня 2006 года погибла киевлянка. Это был воскресный поход, организованный киевским турагентством «Дивосвіт». Во время сплава на катамаране по реке Южный Буг погибла молодая киевлянка, совершенно не подготовленная к такому тяжелому спуску. Водные походы по выходным – популярное летнее развлечение для киевлян. Все, кто провёл субботу-воскресенье где-нибудь на Десне или Южном Буге, обычно с радостью вспоминают «речные» выходные. Однако в поисках экстрима, городские жители часто забывают, что поход на катамаранах или байдарках – это не просто вылазка в лес на шашлыки. А организаторы водных развлечений не всегда им об этом напоминают.

 

В начале всё шло по плану. Приехали в Первомайск, где должны были сплавляться на катамаранах по Южному Бугу в районе Первомайской ГЭС. На собственном катамаране-четвёрке шел опытный и титулованный инструктор Константин Каздобин (ему 56 лет), его дочь Юля и два новичка: девушка – Лена и молодой парень. Этот катамаран-4 шел последним в большой туристской группе. Перед стартом оказалось, что в группе не хватает двух спасжилетов, поэтому инструктор Каздобин и ещё один капитан, его тесть, шли без спасжилетов, хотя их легко можно было сделать из 2 карематов при помощи репшнура. При подходе к плотине вечером группа растягивалась, и не всегда был виден впереди идущий экипаж. Обнесли плотину, к моменту выхода катамарана ниже плотины – все экипажи уже ушли. Инструктор видел, как отходили катамараны. Когда стартовали, то почему-то очень близко подошли к шлюзам плотины, и катамаран, попав в противоток, был прижат к плотине, в результате чего перевернулся. Все оказались в потоке и очень испугались. Юля успела зацепиться за бетонный выступ шлюза, остальных швыряло в пенившейся воде. На помощь пришли ребята-слаломисты и вытащили катамаран из бочки, а участников и инструктора на берег, но Лена нахваталась воды и, хотя ей оказали первую помощь, умерла по дороге в больницу в карете скорой помощи(?), вызванной по телефону, местными жителями. Многие участники этого похода, кстати, бросившие в одиночестве последний катамаран и не видевшие трагедии, в том числе и молодой человек, находившийся на катамаране и получивший психологический шок, полагают, что этой трагедии можно было избежать, если бы инструктор Каздобин не направил катамаран так близко к плотине. Естественно в этом он виновен. Местная милиция пришла к выводу, что это несчастный случай, туроператор помог в организации похорон погибшей 24-летней девушки. Родственники не стали предъявлять претензий к компании и инструктору. Но скандал все-таки разгорелся, и его инициаторами стали молодые люди из коммерческого клуба «Каяк», участвовавшие в этом ПВД. Поэтому стоит подробнее разобраться в этой ситуации. Во-первых, поведение прессы: вот заголовок раздела статьи «Зачастую тургруппы водят дилетанты», в которой говорится, что Федерация спортивного туризма провела свое расследование причин ЧП, и в который раз всплыла на поверхность вопиющая халатность при подготовке подобных походов. После этого происшествия запретили Каздобину организовывать и принимать участие в походах в течение 2 лет. Но он здесь виновен скорее морально, не Каздобин же набрал в группу необстрелянных новичков. Проблема в том, что Госслужба туризма выдает лицензию только на занятия туроператорской и турагентской деятельностью, но при этом никто не учитывает, что эти походы могут быть сопряжены с риском для жизни участников, а инструкторами должны выступать подготовленные опытные спортсмены. У нас же зачастую группу ведут дилетанты, профессиональный уровень которых, оставляет желать лучшего. Да и весь комплект снаряжения не всегда предоставляется. Такую деятельность нужно пресекать на государственном уровне – мы, т.е., ФСТУ подготовили письма в Госслужбу туризма и курортов, а также в Министерство по делам семьи, молодёжи и спорта с требованиями ввести специальную аттестацию для инструкторов, ведущих группы по сложным маршрутам. На государственном уровне никто не задумывается о том, чтобы предусмотреть законодательно обязательную аттестацию инструкторов, работающих на маршрутах повышенной сложности, специальной квалификационной комиссией. Т.о., ФСТУ этим письмом хочет избавиться от подготовки и аттестации своих инструкторов. Не понятно, почему они открестились от своего председателя водной комиссии, а именно он, имеющий максимальный опыт завёл этот катамаран в донное течение. Об каких ещё дилетантах идёт речь, когда остальные благополучно ушли вниз. Из материалов, не понятно был ли в группе ещё инструктор, кроме Каздобина, и кто отдал команду уходить из-под плотины, не дождавшись спуска последнего катамарана на воду. Константин Каздобин – инструктор: «Я в последний момент узнал, что иду с новичками. Я никак не могу отойти от случившегося. В том походе я вообще не должен был выступать в роли инструктора». И это высококлассный специалист в области водного туризма. – «Я ехал с дочерью в Первомайск, чтобы потренироваться и подготовиться к будущей серьёзной экспедиции. Когда мы прибыли на место, представитель «Дивосвита», через моего зятя, предложил мне сплавиться на катамаране в качестве инструктора. Я думал, что со мной будут идти подготовленные люди, но в последний момент узнал, что это новички – «первоходы». Я пытался пояснить это человеку из «Дивосвита», Жене Никифорову, но он мне сказал, что у девушки есть кое-какой походный опыт и убедил меня, что все будет хорошо. Когда спускались первые катамараны, я посмотрел, что один из них подплывал близко к плотине, и ничего не случилось. Поэтому, когда пришел наш черёд, я направил катамаран в то же место, но мы вдруг попали в донное течение. Резиновую «посудину» завертело, и она перевернулась. Последствия известны. Не спорю, в этом есть доля моей вины. Если бы со мной были бывалые спортсмены, то мы бы смогли справиться, но в одиночку я ничего не мог сделать (А дочь? Ведь она же позиционировалась, как бывалый турист-водник. Вдвоём уже кат-4 можно управлять). У меня не хватило сил сделать несколько гребков и вырваться из течения. А дальше идёт вообще не понятное: я сложил с себя полномочия председателя водной комиссии, но не согласен, что виноват только я один. Все-таки идти в такие походы без подготовки – самоубийство, и это всем известно. Тем не менее, продолжают набирать новичков и бросать их в такие условия». А в какие, собственно говоря, условия? Не лезь под плотину, как шедшие впереди «дилетанты» и ничего здесь не произойдет.

 

Кстати и именно 2 спасжилетов, наверно не хватило только потому, что именно эта личная четверка не была ими укомплектована. А сделать жилеты в полевых условиях, имея бивачное снаряжение – слабо? Евгений Никофоров, туроператор, сотрудник агентства «Дивосвіт»: «Кто бы мог подумать, что такой специалист сделает ошибку? Маршрут в Первомайске был средней тяжести (наверно категории) и не требовал специальной подготовки»? Это, смотря для кого? Для участников да, а вот для гидов- проводников и тем более инструкторов ещё как требует, потому как именно их опытом и подготовкой компенсируется отсутствие опыта у участников. Ведь ещё до плотины у группы был почти 4-х часовой сплав, на котором надо было, и научить новичков управлению катамараном. В этом и заключается работа гида-проводника. – «Перед спуском мы провели инструктаж, и все люди, которые спускались под началом наших инструкторов, проделали это благополучно. Инструкторов приглашаем только опытных, из известных спортклубов. Кто бы мог подумать, что такой специалист, как Каздобин сделает ошибку и так близко подойдет к плотине. Ведь все мы понимали, что это очень опасно». И он прав!

 

«Что касается аттестации наших инструкторов, то Госслужба туризма не разработала такого Положения, поэтому пройти её сейчас невозможно». А главное и не нужно! На это есть ФСТУ и её соответствующие комиссии. Но вернемся к прессе: «Трагедия, в очередной раз обнажившая немало проблем, связанных с дилетантской подготовкой и проведением походов по экстремальным маршрутам. Фатальное мероприятие, организованное столичным туроператором «Дывосвит» называлось «Поход выходного дня». Из названия можно подумать, что это что-то вроде загородного пикника. Позже специалисты Федерации спортивного туризма признают, что такой экстремальный отдых был предназначен как минимум для перворазрядников в водном спорте, а не для новичков. Вот это да! Круто!

 

И как водится, приведён ещё один негатив, называется «Бывает и такое. Инструктор, который сам впервые на маршруте. Прошлым летом мы с друзьями ездили на сплав по Южному Бугу – в Винницкую область. Организатор – небольшое киевское турагентство, с офисом на три человека. Каково же было удивление участников, когда утром, в день выезда оказалось, что инструктор – 18-летний парень, прежде никогда не был на «Печерских» и «Киевских» порогах Буга (куда мы и собрались ехать). Но особо никто не паниковал – люди все взрослые, некоторые – с немалым опытом водных походов, да и непьющие. В результате «благодаря» инструктору в первый день пришлось тащить катамараны вверх по порогам километра два – он просто пропустил место, где нужно было разбить лагерь. А на второй день похода, когда люди в байдарке случайно перевернулись на камнях, инструктор этого даже не заметил. Слава Богу, все обошлось, но ощущение от такой «профессиональной поддержки» осталось очень неприятное». У меня тоже. Если шли на катамаранах, то откуда появились люди в байдарке, которые случайно перевернулись на камнях? После такого начинаешь сомневаться в утверждении, что инструктор был на маршруте впервые. А взрослые люди с немалым опытом водных походов, вместо того, чтобы отслеживать «ошибки» молодого гида, лучше помогли бы ему не пропустить эту площадку и оказать помощь байдарке. По правилам допуска на маршруты, принятым в Положении о гиде-проводнике: Он обязан пройти маршрут, на котором предполагается работать или в маркировочном походе или в качестве стажера.

 

10. 8 августа 2006 на берегу реки Туэктенки 16 летний подросток Руслан Кулиш застрелил из ружья, а потом добил омского журналиста Александра Петрова и его семью: жену Алёну и двух детей: 7 летнего Никиту и 3,5 летнего Артёма. С целью завладения машиной «Мицубиси 1991 года и деньгами (18 тыс. рублей).

 

11. Трагедия на К-2 в Экспедиции «Кузбасс 2006» 13 августа 2006 года, когда в результате схода снежной доски на высоте 8350 метров погибли 3 участника и руководитель экспедиции «Кузбасс 2006» на вторую по высоте вершину мира К-2 (Чогори 8611 м). Приводим хронику событий этих трагических дней. «18.08.06. в Пакистане продолжаются поиски четверых российских альпинистов, с которыми несколько дней назад была потеряна связь. По предварительным данным, альпинисты попали под лавину. Это Юрий Утешев из г. Междуреченска, Александр Фойгт из г. Новокузнецка, спортсмен из г. Кемерово Аркадий Кувакин и красноярец Петр Кузнецов. Альпинисты входят в состав кузбасской экспедиции из восьми спортсменов, осуществляющих восхождение на одну из высочайших горных вершин – К-2 (Чогори) высотой 8616 (8611) метров. Это вторая по высоте, после Эвереста, наиболее высокая точка Каракорумского хребта. Вершину К-2 в Пакистане называют «кровавой». По статистике, при штурме гибнет каждый четвёртый альпинист. Покорить гору удалось к моменту гибели сибирских альпинистов, удалось 160 спортсменам. Среди них пятеро россиян». Эта гора считается одной из самой сложных и опасных мировых вершин. Число успешных восхождений на неё в 15 раз меньше, чем на Эверест, высота которого – 8848 метров. «Пакистанская компания, помогала организовать экспедицию, и сопровождавший экспедицию представитель пакистанских властей связался с компанией два дня назад и сообщил, что альпинисты пропали без вести – от них более суток не было никаких известий. Сопровождающий попросил срочно выслать поисковый вертолёт, но все эти дни на маршруте погода очень плохая, и вертолёт вылететь пока не смог». «Мы знаем, что российские альпинисты очень хорошо подготовлены и верим, что все еще может закончиться благополучно», – добавил представитель компании. В составе группы российских альпинистов, пропавших при восхождении на гору К-2 (Чогори) в Пакистане, – хорошо подготовленные спортсмены, что оставляет надежду на их спасение. Альпинисты не выходили на связь уже пять суток. Сейчас в этом районе сложные погодные условия, но как только позволит погода, на поиски вылетит вертолет».

 

Власти Пакистана признали погибшими в результате схода лавины на предвершинном ребре герцога Абруцкого: руководителя команды «Кузбасс» Юрия Утешева (г. Междуреченск), тренера команды Александра Фойгта (г. Новокузнецк), Петра Кузнецова (г. Красноярск) и Аркадия Кувакина (г. Кемерово). П. Кузнецов, А. Фойгт и Ю. Утешев были звездами российского альпинизма. На их счету в общей сложности 12 успешных восхождений на вершины свыше 8000 метров. Участник экспедиции, самый титулованный горовосходитель России Сергей Богомолов (в его активе 12 восьмитысячников) рассказал – «Мы уже вышли к цели, до вершины оставалось совсем немного, когда сверху сорвалась снежная доска. Это произошло на высоте 8350 метров, сразу после тяжелейшего отрезка пути, «Бутылочного горла». Вершину уже было отчетливо видно. Еще два часа хода – и команда зашла бы на высшую точку К-2». – «А что это было – лавина или отлетевший от скалы громадный кусок снега»? – «Это был громадный кусок замерзшего снега и льда размером где-то 120 на 80 метров. Он просто смахнул ребят с гребня на дикой скорости и вёл себя как лавина: полетев вниз, утащил людей за собой. Вот только характерных звуков не было. Если в горах начинает сходить снег, это всегда шум! Он слышен всем, кто находится рядом с горой. А тут всё произошло почти бесшумно. Никто из нас не услышал, как и когда эта снежная доска оторвалась от вершины». – «Вы сразу повернули назад»? – «Да. Попытались найти ребят, но – безуспешно. Следы лавины были видны до высоты 7800 метров, а затем она разделялась на две части. Я спустился еще на сто метров ниже по другому маршруту, использовав для этого верёвки японской экспедиции. Безрезультатно». – «Как удалось выжить остальным участникам восхождения»? – Снегом и льдом задело всех. Но дело в том, что мы шли тремя группами. Первыми – минчанин Кульбаченко и Галопов из Кемерова. Потом, растянувшись по гребню, – Фойгт, Утешев, Кувакин и Кузнецов. Замыкали этот караван ирландец Бэннон, я и поляк Телер. Лично меня спасли два обстоятельства – ледоруб, на котором я закрепился, увидев летящую доску, и сама форма гребня. Около вершины он изгибается, словно запятая». – «Велись ли поиски пропавших альпинистов спасательными отрядами пакистанской армии»? – «Принимающая нас фирма хотела вызвать вертолёт, но пользы от этого не было бы никакой. «Вертушка» способна подняться только до 5500 метров. К тому же после случившегося НС погода окончательно испортилась, и сейчас даже в базовом лагере лежит туман, не говоря уже о более серьёзных высотах. Властями Пакистана принято решение считать пропавших ребят погибшими. Теперь нас ждёт процедура оформления документов в Исламабаде, прочие печальные формальности». – «Вы провели одиннадцать суток на высоте 6700 метров и более, дважды выходили на штурм, но так и не дошли до цели, потеряв друзей, коллег»... – «У нас была фантастическая команда. Возможно, самая сильная из тех, что можно было создать сегодня в России для восхождения на восьмитысячник. К-2 – страшно тяжелая гора, с очень капризной погодой, не пускающая людей на вершину. А тут рядом были Фойгт, Кузнецов, Утешев... Эти ребята были асами в Больших горах. Я с ними поднимался на Лхоцзе, Макалу, а сейчас провел шесть дней на высоте, ожидая нужной погоды. Мы решили, что крайний срок ожидания – 13 августа. К этому сроку в палатке даже продукты закончились. А тут вышло солнце. Внизу, под нами, была облачность, а выше – ясно. И мы решили идти к вершине, посчитав, что такая погода – это награда за наш невероятный труд и упорство. В экспедиции царил невероятный дух. Все остальные команды свернули работу, давно сдались, а мы шли и шли вперед, вверх. Обычно так могут только русские. Так в горах называют всех, кто по-русски говорит, не разделяя на украинцев или казахстанцев. Возможно, мы сделали ошибку, приняв решение идти наверх такой большой группой. Когда спускались, ребята, поднимавшиеся первыми, говорили, что вроде бы слышали, как под ногами потрескивал снежный фирн. Но это лишь догадки, больше похожие на поиски хоть какого-то объяснения, почему такое произошло. Как всё было на самом деле, знает только гора. Вот только она всегда безмолвствует». – «Когда домой»? – «Билет взят на 29 августа. Надеюсь, мы успеем к этому сроку сделать в Исламабаде всё, что нужно, и хоть немного отойти от шока». Туристско-спортивный союз России приносит глубокие соболезнования родным и близким погибших альпинистов.

 

12. В Горном Алтае в августе лавина накрыла украинских альпинистов. 14 августа 2006 г. группа из 12 украинских альпинистов г. Харьков попала под снежную лавину при восхождении на ледник Левый Маашей в Республике Алтай. В результате одна альпинистка С. Ульянина погибла, и еще один, А. Данилов получил травмы. Альпинисты попали под лавину в районе перевала «Надежда» в понедельник, однако из-за удаленности этого района и проблем со связью сообщение об этом в ПСС было передано только в среду. Необходимо отметить, что на леднике Машей есть сотовая связь. Харьковские туристы не были зарегистрированы в Горно-Алтайской поисково-спасательной службе. Незнание маршрута альпинистов и степени их технической оснащенности при возникновении подобных ситуаций обычно значительно затрудняет поисковые работы. Спасатели республиканского ПСС провели эвакуацию пострадавшего, его товарищей и тела погибшей.

 

13. При попытке переправы через реку Чуя на коне, был сбит течением алтайский конюх, готовивший лошадей для туристской группы. Труп лошади застрял в камнях, а труп алтайского конюха не обнаружен.

 

14. 2 августа спасатели обнаружили на склонах Эльбруса тела 3 альпинистов из связки, состоящей из 4 человек, верёвка оборвана, четвёртый получил травмы, но остался жив. В этой группе из 13 человек пропал еще один человек, шедший замыкающим.

 

15. 05 августа 2006 г. при прохождении реки Чулышман в Горном Алтае на каяках погиб каякер Михаил Алехнович. В Интернете стоит отчёт об экспедиции на Чулышман (Васин, Алехнович, Курносов, Никитин), в которой погиб Михаил Алехнович.

 

Первоначальный план поездки подразумевал прохождение реки Чулышман с 1 по 7 августа, и 8 августа было оставлено для желающих на Мажойский каскад на Чуе. 26 июля – К. Васин приехал в г. Барнаул. 28 июля – визит в Спасслужбу Республики Алтай для, регистрации группы. Однако дежурный отказал в регистрации под предлогом новых правил, по которым могут быть зарегистрированы только застрахованные группы. 31 июля – группа прибыла на кордон в верхней части Язулинского ущелья. 1 августа – первый сплавной день. Перед посадкой в лодки вспомнили сигналы, которые подаются веслом и руками. Отрабатывались взаимодействие на сплаве и порядок движения. В результате выработался следующие порядок движения: 1. Константин Васин – разведка препятствий. 2. Никитин Иван. 3. Курносов Андрей. 4. Алехнович Михаил – замыкающий – присматривает за отстающими.

 

Порог «Чёртов мост» проехал только Васин, остальные обнесли. Остановились на пороге «Большие камни», спрятали лодки на берегу и вернулись на кордон. 2 августа – ехали в установленном режиме. Подъезжали к порогу, смотрели, и либо ставили страховку и ехали, либо обносили. Долго осматривали пороги «Три Вовы» и «Затычку» и всё-таки были вынуждены обнести их из-за высокого уровня воды. Сливы были очень мощными и пологими, и образовывали сильные бочки. А так как в условиях малой группы было невозможно поставить надёжную страховку, то и были приняты решения по обносу порогов.

 

3 августа – первый день движения на гружёных лодках. Сначала долго грузили лодки, потом привыкали к ним, поэтому ехали медленно. Обнесли «Винт». Пришлось заночевать прямо перед мостом в пос. Язуле. Принимали всяческие меры предосторожности, чтобы не встречаться с местным населением. 4 августа – проехали прогон до Шавлинского ущелья. Когда начались пороги поехали стандартным образом. Подъехали к порогу, посмотрели, поехали дальше. Обносов не было. Пороги – длинные шиверы с валами. Изредка слалом между камней. Остановились на стоянке в середине Шавлинского ущелья.

 

5 августа – встали не рано. Отличная солнечная погода. Осмотрели порог рядом со стоянкой. Вышли на воду часов в 12. Порог проехали легко. Дальше двигались в обычном порядке. Проехали ещё две шиверы. Около часа дня выехали на плес. Справа в реку спускалась каменная осыпь, и за ней не было видно реки. Я показал, что надо чалиться и подъехал к берегу. Улово было мягкое и совсем не сложное. Сразу вылез из лодки для просмотра. Когда обернулся, Иван и Андрей были рядом, а Михаил ещё на середине реки и ехал к берегу. В наше улово он не успел и скрылся за поворотом. Мы взяли морковки и побежали вниз по реке. Когда увидели отрезок реки ни лодки, ни Михаила видно не было. Иван и Андрей пошли дальше по реке, а я вернулся к лодке и поехал по реке. Через 1,5 – 2 км обнаружил на берегу лодку Михаила. Она была залита водой и навалена на камни. Вытащил её и пошел по левому берегу назад к ребятам. Когда встретился с ними, выяснилось, что они ничего не видели. Тогда мы пошли дальше, внимательно осматривая оба берега. Мест, где можно было завариться или заклиниться не нашли. Поиски продолжались около трех часов. Потом я вернулся по берегу к своей лодке, а ребята сплыли туда на лодках. Мы обсудили положение и поняли, что есть вероятность, что Михаил выбрался самостоятельно на берег и заблудился. Продолжать поиски столь малым составом не было возможности, и мы решили срочно выбираться в населёнку и сообщить спасателям. Я подцепил лодку на трамвайчик, и мы поехали дальше. Проехали пороги Шавлинского ущелья и уже в сумерках заночевали.

 

6 августа – доехали до «Каши». Так как обнос «Каши» длинный и тяжелый, то частично её проехали. Поздно вечером добрались до окончания сплава. Связи там не было. Ночью приехали в Акташ.

 

7 августа – позвонили в спасслужбу г. Горно-Алтайска. Спасатели приняли звонок и сказали, что примут меры по поиску.

 

8 августа – приехали в спасслужбу г. Горно-Алтайска, выполнили все формальности связанные с написанием заявлений и т.п. Подключили к поиску милицию и администрацию Горно-Алтайского заповедника. Мы спросили, можем ли мы что-то сделать для поиска, но нам ответили, что спасгруппа уже вышла на поиски и, если мы осмотрели реку при движении, то уже всё возможное сделали. 14 августа – спасслужба Горно-Алтайска сообщила нам, что тело Михаила найдено ниже устья реки Шавла.

 

Комментарии: «Типично. Всё типично. Ещё эти люди себя, лично себя, очень ценят. И оптимисты по жизни. И никакого ощущения вины в принципе. И на душе у него ничего нет. Он же не виноват. А что он мог сделать? И вообще не тебе судить. Уже минимум дважды слышал. Уверен и этот сказал бы тоже самое».

 

Комментарии туриста из г. Белокуриха: «Сплав по Чулышману – это высшая категория сложности. Отчёт написан после гибели Михаила для самооправдания и не более того! На такие мероприятия нужно выходить с достаточной подготовкой, как моральной, так и специальной...».

 

Комментарии Марины из г. Москва: «14 августа спасслужба сообщила спутникам Михаила о его гибели... видимо потому, что они её 14 августа об этом спросили. Нам, его друзьям, она об этом сообщила уже 12 августа. Всё зависит от степени заинтересованности. Не мне, конечно, судить, но странный у вас, ребята, отчёт, странный».

 

Комментарии Вячеслава из г. Москва: «Правда, ещё страшнее. Михаила нашел 12 августа его отец, получивший сообщение о пропаже сына от членов группы 8 августа. Никто, никакие спасатели, его не искали. А отец вылетел из Москвы сразу, от аэропорта на попутных машинах, лошади дошел до места гибели. Попутно купил вертолёт, который и вывез тело сына. Найден Михаил на острове..., а 8 сентября должна была состояться свадьба Миши».

 

16. На Приполярном Урале 6 августа 2006 года при прохождении перевала «Неприступный» сорвалась и погибла 43 летняя туристка из г. Северодвинска, страховочная верёвка оборвалась. Добраться до населенного пункта группе из 8 человек удалось только 13 августа. 19 августа тело было снято с выступа скалы и доставлено к вертолётной площадке, находящейся в 12 – 13 км.

 

17. 7 августа 2006 года вечером и 8 августа утром по сотовому телефону спасателями был получен сигнал о помощи от туриста из Краснодарского края Дмитрия Гурского, заблудившегося в горах Адыгеи. Он сообщил, травм нет, чувствует слабость. Пропавшего искали 9 групп спасателей, но обнаружить его не удалось. Через неделю поиски были прекращены. Фото Гурского были развешаны во всех населённых пунктах, куда он мог выйти.

 

18. Подробности эвакуации заболевшего туриста в горной группе НГУ. 14 августа 2006 г. в 9-00 утра поступило сообщение от спортивной группы горных туристов в количестве 30 чел, совершавших поход 3 к.с. по Северо-Чуйскому и Южно-Чуйскому хребтам, что у них серьезно заболел один турист. Идти не может из-за потери сознания и кровавой рвоты, требуется его эвакуация. Из г. Новосибирска связались с Акташем и отправили на поляну машину повышенной проходимости и параллельно решали вопрос в начале о санитарном рейсе, потом об оплате вертолёта, но с утра погода была не летной. Спортклуб НГУ дал гарантию оплаты, к вечеру погода улучшилась, и вертолёт одним рейсом вывез сразу же 3 заболевших в трёх разных группах, это уменьшило финансовую нагрузку и позволило избежать журналистской трескотни от источника в ГО ЧС НСО. На этот раз всё завершилось благополучно, однако проблема помощи туристам, терпящим бедствие, осталась. Спортклуб дал гарантию, а если бы не было спортклуба? Значит надо страховаться, но это существенно увеличивает расходы на поход, а как быть с многочисленными «дикими», заполнившими Горной Алтай, они таких возможностей не имеют.

 

19. «Извозчики» это люди без прав и документов, купившие рафт, утопили человека, купившего эту поездку на обочине дороги у УАЗика с рафтом на крыше в пороге «Тельдекпень», труп не найден, личность не установлена. Это одна из сторон «экологического туризма», требующего вовлечения местного населения в обслуживание туристов. Трагедия произошла в условиях большой воды в р. Катунь.

 

20. На р. Чуя 13 августа 2006 года, в пороге «Бегемот» у «Акульего плавника» в условиях большой воды, во время попытки оказания помощи выпавшему с катамарана-двойки гребцу, соскользнули с камня и упали в Чую двое отдыхающих (1973 и 1969 года рождения), приехавших на машине. Один из них австриец. Туристы в спасжилетах и касках выжили и самостоятельно выбрались на берег, а вот тела двух людей Е. Тартыкова и М. Шути, пытавшихся помочь одному, попавшему в противоток у берега, не найдены. Поисковые работы проводились с берега силами АСФ и местной милиции. Во время трагедии на берегу находилось много людей, однако никто из них не был готов к оказанию квалифицированной помощи.

 

21. При прохождении порога на реке Эндэ в Эвенкии 19 августа 2006 года перевернулся катамаран. Двое из 6 туристов погибли, один из погибших оперативник пермского ФСБ. Найденные тела были захоронены оставшимися, которые смогли только 2 сентября добраться до населённого пункта, где была связь. Связались с Пермью и продолжили сплав. 4 сентября они вышли в г. Норильск, где участвовали в вывозе вертолётом тел погибших, которые только 14 сентября были доставлены в Пермь. Не оформленная группа, выехала на рыбалку.

 

22. Трагедия на реке Ципа. 27 июля 2006 года в группе туристов из г. Иркутска к количестве 6 человек (все кроме, одного взрослые, юноше – 16 лет), шли на 2-х катамаранах: 2-ка и 4-ка «Кулик» с деревянной рамой произошел несчастный случай. Во время прохождения шиверы выпал за борт катамарана 4-ки Осинцев Сергей Викторович (1969 г.р., житель г. Иркутска, талантливый художник). Первым заметил его отсутствие на катамаране – мальчик Сергей и окликнул Лосякова Д., когда он обернулся, то увидел на гребне вала в 10 – 15 м за катамараном Осинцева с веслом на вытянутых руках. После следующего вала Осинцев исчез. Со слов Лосякова, в тот момент Осинцев, вероятно, был без сознания (может уже мертв). Осинцев в этот день был в трусах и резиновых сапогах, и без спасжилета (вечером он сказал Лосякову, что завтра идёт без спасжилета). Поиски собственными силами и с привлечением других групп ничего не дали. С 16 по 30 августа проводились ПСР составе 2 спасателей из Усть-Баргузинского ПСП, 2 спасателей Бурятской РПСС и четверых человек из всех групп из Иркутска. Безрезультатно. В январе 2007 г. выдана справка Байкальским ПСО МЧС РФ родственникам Осинцева о проведённых ПСР для получения свидетельства о смерти.

 

23. Сентябрь 2006 года. При прохождении реки Ак-Алаха в Горном Алтае погиб участник группы спортсменов из г. Горно-Алтайска. Маршрут 6 к.с. утвержден Всесибирской ОМКК.

 

24. При спуске с вершины Ключеская сопка 17 сентября 2006 года на высоте 3400 м сорвался и погиб Юрий Худеньких. В группе было 5 человек, маршрут 6 категории сложности, протяжённостью около 600 км, включающий много восхождений. По спутниковому телефону были вызваны спасатели. Несчастный случай произошел всего за 4 дня до завершения сложного маршрута. На маршрут группа выпускалась в ЦМКК. Руководитель Андрей Королёв из г. Перми. Но они сошли с маршрута и прислали телеграмму о выходе с маршрута. Через 4 дня после окончания похода четверо из группы пошли на Ключевскую Сопку. При спуске по фирновому склону сорвался самый опытный участник, альпинист, ранее совершавший восхождения на семитысячники. Поскольку он шел на некотором удалении сзади, то момент срыва никто не видел. Увидели его только тогда, когда он уже скользил вниз без попыток задержаться на снежно-фирновом склоне. Вероятная причина срыва – летящий камень. Это самая большая опасность при восхождении на Ключевскую. Тело погибшего нашли в 1200 метрах ниже на барранкосах. Поскольку случай произошел вне спортивного маршрута, официального расследования не делали.

 

Кто поднимался на Ключевскую, могут согласиться с участниками. Камни летят со склона вулкана постоянно, вне зависимости от экспозиции склона. А крутизна склона такова, что при случайном срыве самозадержание, даже не очень опытного туриста, не составляет труда. Расследование поручено Пермской областной МКК. Результаты опубликуем на сайте ТССР.

 

Выводы: Из 24 приведенных случаев только четыре произошли в утвержденных в МКК группах на маршрутах: 6 водной категории сложности. 2 – НС – Погибли 2 человека, 1 в пешеходном маршруте 6 к.с., один погибший после завершения маршрута и 1 в 4-ке водной, 1 погибший. Остальные НС произошли или не утвержденных группах или в смежных видах спорта.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Последние комментарии

© 2017 НО НО ФСТР